Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Categories:

Комплекс отпрыска благородного рода



Некоторые люди убеждены, будто им все должны. Что им кто-то должен дать и денег, и еду, и хорошую чистую работу, и законное право наказывать всех тех, кто им по какой-то причине не нравится. Когда этим людям случается получить искомое, они воспринимают подарки судьбы как должное. Когда им не везёт, что бывает гораздо чаще, они начинают негодовать и искать виноватых, забывая при этом, разумеется, начать поиск с самих себя.

Как показала наша собственная история, и сами раскулаченные в 1917 году графы-герцоги, и их потомки приняли новую реальность без воодушевления, но и без розовых очков. Некоторые даже использовали свои навыки и образование, чтобы сделать при советской власти карьеру и продолжить служить стране.

Чтобы не быть голословным, назову барона фон Розенберга, продолжившего при советской власти конструировать артиллерийское вооружение. Ещё один пример — известный всем «советский граф» Алексей Толстой.

Разумеется, судьба очень многих дворян после 1917 года сложилась весьма плачевно, причём поддержавшие революцию дворяне рисковали, пожалуй, чуть ли не сильнее других. Сегодня однако я не об этом: любопытные могут набрать в поисковике что-нибудь типа «дворяне в СССР» и найти массу конкретных историй. Пока что я просто обозначаю тот факт, что реальные дворяне и их потомки повели себя прагматично: «нет гербовой бумаги, пишем на простой».

Совсем иначе обстояли и обстоят дела с теми, кто полагает, будто когда-то он или его предки процветали, а потом пришли злые варяги-Романовы-большевики-либералы-подставить нужное, и силой захватили всё то, на что он мог надеяться по праву высокого рождения.

Возьмите любого минимально адекватного историка и задайте ему простой вопрос: «когда россияне жили лучше, чем сейчас?». Даже ярый противник Путина вынужден будет признать очевидное: никогда.

На заре нашей истории мы были сильными, но дикими варварами на окраине цивилизации. При Иване Грозном центр Европы тоже находился отнюдь не в Москве. Пётр Первый вынужден был перенимать технологии наших западных соседей потому, что они превосходили отечественные. Армия Александра I победила Наполеона и вошла в Париж, однако наши блистательные офицеры свободно изъяснялись на французском отнюдь не от того, что Россия опережала Францию по развитию технологий и по уровню жизни.

Не изменили традициям и большевики — хоть горбачёвский СССР и отличался кардинальным образом от ленинского СССР, однако в любой из отрезков его семидесятилетней истории советские граждане жили настолько беднее своих коллег из капстран, что наши власти вынуждены были даже наложить строгий запрет на эмиграцию. В девяностые стало даже хуже — на социалистическую бедность наложились окончание краха старой экономики и буйное цветение почуявшего слабость власти криминала.

Сейчас, после периода стремительного восстановления, мы снова пришли к верхней части синусоиды: Россия не входит в число самых богатых и благополучных стран планеты, однако даже с поправкой на развитие технологий мы всё равно живём гораздо лучше, чем на протяжении практически всего предыдущего тысячелетия. Теперь нам с вами нужно проявлять выдержку, много работать и много учиться — тогда у нас будет шанс впервые в истории подняться в мировой табели о рангах ещё выше, и перейти из разряда стран «выше среднего» в маленькую лигу самых передовых государств.

На всякий случай замечу, что в военном и в политическом отношении Россия является великой державой чуть ли не с рюриковских времён. Мы набегали на Византию, мы победили Наполеона, мы победили Гитлера, а мудрая и миролюбивая политика наших элит позволила России дорасти до огромных размеров, не распавшись в процессе на множество воюющих друг с другом кусочков.

Россию иногда обвиняют в том, что мы проявляли агрессию, забирая под свой контроль те или иные регионы. Обвинение справедливо — так, например, совсем недавно по историческим мы отгрызли значительный кусок у Финляндии, создав тем самым в среде финнов одно из самых больших сообществ русофобов в Европе.

При обсуждении истории нужно однако понимать два важных нюанса. Во-первых, борьба за территорию была естественным инстинктом государств на протяжении последних тысячелетий. Та же Финляндия, чтобы далеко не ходить за примерами, пыталась в 1918 году силой отобрать у Советской России Карелию и, если бы Красная Армия не отбросила финнов за линию границы, ничто не помешало бы Финляндии объявить Карелию своей.

Во-вторых, получить временный контроль над той или иной территорией — дело относительно нехитрое, Европа повидала огромное количество империй, включая Польскую и Датскую. Тем не менее почти все эти империи довольно быстро распадались: в том числе и по той причине, что европейские элиты предпочитали не развивать, а грабить захваченные области, пытаясь выжать возможно больше ресурсов за возможно более короткий срок.

Таким образом один только взгляд на размеры России, в которых она пребывает уже много веков, доказывает очевидное: с военной и политической точки зрения Россия является одним из самых успешных государств нашей планеты.

Если бы мы были столь же успешны ещё и в науке, и в культуре, и в экономике, наверное, весь мир был бы сейчас объединён под русским флагом, а русские космонавты летели бы уже на огромных кораблях поколений к соседним звёздам. К сожалению, повторюсь, за пределами политики и военного дела мы никогда не были особенно сильны и, возможно, даже никогда не входили в десятку первых. Яркие прорывы у нас были, — космос и русская классика, чтобы не отвлекаться на перечисление, — но в каждый конкретный год, в какую страницу учебника истории ни ткни, мы всё равно сильно отставали от лидеров.

Теперь, когда мы обозрели взглядом всю картину до 862 года нашей эры включительно, можно уже задавать вопрос политикам и сатирикам. Откуда они, вообще, взяли эти удивительные истории о «самой богатой стране мира»? Почему их удивляет то обстоятельство, что мы живём сейчас беднее французов? В какой, вообще, момент времени русские жили богато, вызывая своей сытой зажиточностью зависть у окрестных народов?

Если не брать в расчёт аристократическую верхушку, некоторые представители которой иногда концентрировали в руках пусть не запредельные, но весьма значительные суммы, наш народ в среднем был беден всегда. Никакого «потерянного рая» не было ни ни при царе-батюшке, ни при усатом вожде: собственно, до второй половины XX века удачными можно было считать уже те годы, когда в России не было масштабного голода.

Представьте себе молодого парня из простой семьи инженера и учительницы музыки. Если он скажет вам, что жизнь несправедлива, так как у него нет дорогого автомобиля и отдельной квартиры в центре города, как у его сверстника Сидорова, вы только улыбнётесь в ответ. Однако когда очередной блогер гневно напишет, что средний россиянин живёт беднее среднего шведа, реакция у многих будет совсем другой. Нам по-прежнему кажется, что будто должны быть богаты на том только основании, что нам этого хочется: как если бы мы были в шкуре юного Дэвида Бэлфура, мечтающего вернуть себе захваченное его коварным дядей поместье.

Разумеется, как это всегда и бывает в таких случаях, авторы с комплексом отпрыска благородного рода подводят некие резоны под своё желание иметь больше денег. Кто-то говорит, что Россия якобы является «самой богатой в мире страной», намекая на кладовые наших недр, наличия которых, — сюрприз!, — почему-то недостаточно, чтобы сделать каждого россиянина миллионером. Другие рассказывают нам сказки про изобилие прошлых лет, которое может вернуться, стоит нам только организовать очередную кровавую революцию, чтобы возвести на престол монарха или генсека. Третьи не утруждаются даже такими шаткими аргументами, делая вместо этого отнюдь не очевидное предположение, что русские заслуживают богатство, ибо являются самым трудолюбивым и талантливым народом в мире.

Спорить глупо: мы действительно обладаем огромными запасами природных ресурсов, и мы действительно имеем ряд национальных черт, которые выгодно выделяют нас на фоне других народов — как европейских, так и азиатских. Однако, как показывает история, этого категорически недостаточно, чтобы войти хотя бы в пятёрку по науке, культуре или по богатству. Спортсменам, которые участвуют в забеге, стоит помнить, что их окружают другие спортсмены, многие из которых находятся в отличной физической форме.

Из всего этого можно сделать два нехитрых вывода.

Во-первых, мы никогда не жили богато, и потому нас не должно удивлять то обстоятельство, что сейчас ситуация остаётся ровно такой же, как и всегда.

Во-вторых, глупо ждать, что произойдёт чудо и мы внезапно разбогатеем. Перед нами открыты два пути: или махнуть рукой в стиле люмпен-пролетариата, «не жили богато, нечего начинать», или взяться за мотыги и начать методично обрабатывать свои участки, работая на совесть и тщательно сберегая накопленное.

Лично мне больше по душе второй путь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 333 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →