Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Categories:

Почему единоличники со свистом обгоняли колхозы по эффективности



Советские журналисты, которых принято сейчас ругать, имели свои достоинства. Они не стеснялись остановиться, подумать над странными цифрами, запросить дополнительную информацию. Понятно, что затылки журналистов постоянно ощущали строгий взгляд старших товарищей, однако как минимум в рамках дозволенного журналисты старались быть тогда именно журналистами, а не простыми распространителями слухов, как это часто бывает сейчас.

В январе я дал ссылку на статью «Литературной газеты» 1977 года, в которой обсуждался странный феномен: хоть личные участки крестьян и занимают жалкие 1,5% от общей площади пашни СССР, они дают стране 60% картофеля, много других овощей и огромное количество мяса. Я спросил читателей, как так получилось, что лишённый современной техники единоличник со свистом обгоняет по эффективности тяжёловооружённые колхозы:

Ответы читателей оказались настолько интересными, что я решил собрать их в отдельный пост. Так как ответы иногда раскрывают быт той эпохи с тёмных сторон, я на этот раз буду публиковать их без конкретных никнеймов. Также заранее прошу прощения у тех, чьи истории не поместились в текст. Любопытные могут самостоятельно проследовать в комментарии и прочесть все ветки дискуссии целиком:

https://fritzmorgen.livejournal.com/1478518.html

В колхозах-совхозах техника была в изобилии. Колхоз выделял пастбища под личный скот. На сенокос, на уборку картофеля приезжали многочисленные родственники из города. Не на шести сотках всё это выращивалось. Частные огороды они были довольно большие. Но с начала девяностых огороды сошли на нет. Воровство. Зачем что-то сажать, если выкапывать будет кто-то другой.


1979 год. Я еду из пионерского лагеря. Вижу следующую картину: по помидорному полю едут два ГАЗ-53. Между ними на тросах привязан рельс. Газоны едут, и превращают помидоры в кашу. Я тихо охреневаю и спрашиваю: нафига? Оказывается, что области не хватило бензина, чтобы убрать эти помидоры (привезти студентов, увезти ящики). Все нефтепродукты брошены на уборку зерновых. А просто разрешиить убрать помидоры шабашникам не позволяла идеология. Кто-то обогатится на народном достоянии (земле). Первый секретарь обкома лично приказал сравнять помидоры с землёй.


Всю жизнь в сельском хозяйстве.

Действительно, при позднем СССР это было очень выгодно.

1. Воровали с совхоза всё: навоз, обработку земли тракторами (то, за что сейчас надо заплатить тысячи три-четыре, тогда стоило "малёк" — чекушку водки 0,25). Не говоря уже про скотину (всё было дармовое от комбикорма и силоса до вывоза навоза на поля и всей посуды, бидонов, подойников, вакуумных доилок и тд).

2. Огромный дефицит качественного продовольствия и относительная его дороговизна. За 4 мешка редиски мы справили шикарный день рождения с коньяком и красной икрой. С гектара картошки можно было машину купить. Самое главное, со сбытом проблем не было: в день улетало по 20 мешков картошки, корова продавалась за 2-3 дня мясом.


Распределение у меня было свободное, но работу я еле нашел: в маленьком кубанском городке её особо не было, и мне сильно повезло, что прямо как будто под меня открылся филиал краснодарского ВЦ.

Подработку я себе нашёл, точнее, сам себе создал (и за счет неё решил жилищный вопрос) — построил небольшую теплицу и выращивал тюльпаны к 8 марта, и луковицы тюльпанов для выгонки в теплице тоже сам для себя выращивал. Имея с этого в два с лишним раза больше, чем основная зарплата программиста.



Таким образом, я даже в СССР имел доходы в разы выше среднего: правда, работать приходилось и на ВЦ, и на цветах, и на стройке своего дома. Помню, коллега на работе спросил у меня, "когда же ты телевизор смотришь?", потому что я на весь теплый сезон, это шесть месяцев на Кубани, договаривался работать на ВЦ во вторую смену: с утра дома на стройке, и с 15 до 23 на ВЦ. Коллега был очень удивлен, когда я ответил, что ТВ не смотрю, времени нет на ТВ.

…советский уровень жизни был очень скромным. На хлеб, конечно, хватало, и на колбасу по праздникам. Но вот решить жилищный вопрос, увы… С инженерной зарплатой построить себе дом (купить кооперативную квартиру) было невозможно. А чтобы получить "бесплатную" квартиру от государства, инженеру нужно было обладать адским, нечеловеческим терпением… Старшая сестра с мужем в Курске таки получили, буквально на излете СССР, я знаю какой ценой им эта квартира досталась – сколько лет стояли в очереди на квартиру, живя с ребенком у мамы в проходной комнате за занавеской…

…Я не нытик. Но то что я, работая программистом, получал меньше грузчика – это очевидная несправедливость, которая меня возмущала сильно. И что зарплаты программиста, причем хорошего программиста, хватало в СССР только на скромную жизнь, и чтобы построиться, пришлось пахать в 2 смены. И что бетон для фундамента своего дома пришлось замешивать вручную – очень нелегкий труд, три недели это заняло вместе с устройством опалубки.

Для сравнения, второй свой дом я начал строить в 2009, и построил без кредитов и ипотек, с текущей зарплаты программиста. И бетон для фундамента просто купил готовый, миксеры привезли и вывалили в опалубку. А бетон для отмостки, для септика и пр. мелких бетонных работ, замешивал не вручную, а в собственной бетономешалке. Сейчас строиться стало на порядок легче, чем в СССР, когда ракеты в космос летали, но бетон руками замешивать приходилось.


У нашей семьи Хрущев отнял корову в 60-м году, мне было полгода от роду, кроме меня еще в семье было 5 детей. Вышел полный запрет на коров в городках и пригородах (мы жили в пригороде Томска) и не более 1 коровы в деревнях.

Как только Хрущева сняли, отец сразу же завел опять корову, а вот соседи, — до запрета корова была через дом, целое стадо ходило в нашем пригородном поселке, — уже не стали заводить, отвыкли. Кроме нас ещё одна семья с соседней улицы завела, у мужика были больные легкие с войны, его жена все инстанции оббегала когда вышел запрет, но всё равно у больного человека забрали корову.


Своё всегда ближе к телу.

Скажу по винограду. При промышленном выращивании 10 тонн с 1 га (1 кг с 1 кв. м.) является показателем высокой урожайности. Конечно, некоторые хозяйства доводят до 140 центнеров с га.

А теперь возьмем частника: при хорошем уходе за виноградом можно добиться и 10 кг с кв.м., но в среднем 5-6 кг.


Воровство было не только прямым, но и косвенным. Просто это сейчас считается воровством, а тогда не считалось. Мой дед вёл такое большое единоличное хозяйство, и в 90-е уже и я там участвовал. Придомовой участок у нас был около гектара под сарай и огороды — норма для Алтайской деревни.

Никакой мотыгой он огород не пахал. Пахал колхозный трактор с колхозной солярой, а тракторист получал пузырь или налик. Овцы и свиньи вовсе не паслись на приусадебном участке, а ходили по всей округе. Либо овцы были в стаде, которое пас пастух вместе с колхозными. Коровы также были в стаде.

Держал ещё бычков, для чего отхватил пару гектар рядом с домом, мы на окраине деревни жили. Сено тоже сам заготавливал. С другом они впрягали двух своих коней в конную косилку, грабли были двуконные тоже. И это ещё мой дед был человеком честным. Будучи директором колхозной лесопилки, он ни одной доски оттуда не своровал, всё покупал. Всегда учил "не путай правый и левый карман, свой и государственный".

Собственно всё было общее, солярка была государственная, т.е. принадлежала всем. Земля вокруг села была народная, а не как сейчас, хрен куда наступишь со своей козой. И недостатка ни в солярке, ни тем более в земле и пастбищах никогда не было. Это сейчас капиталисты украли нефтяные компании и делают себе многомиллиардные зарплаты на строительство дворцов и Татлер-балы аля 19-й век, дворянами себя возомнили. Им можно воровать сейчас, как можно было воровать аристократам при царе у народа.


Когда я работал на свиноферме, там был один слесарь, который два раза в день тырил мешок комбикорма. Пожилой уже мужчина на велосипеде увозил картофельный мешок комбикорма в обед и после окончании смены.


Картофель сажали все, на полях, выделяемых колхозами. Где-то за счёт организаций проводили механическую прополку и уборку, вот почти халявный овощ. В 90-е уже картошку выращивать за свой счёт стало невыгодно.

Отец держал поросят в 80-е (жили в городе, в частном секторе) только потому, что был выход на заводскую столовую и столовую одной больницы.


Я бы на вашем месте к показателям по растениеводству относился с большой осторожностью. Например, у моего отца была ферма, 30 га гречихи-медоноса. Землю не пахали, гораздо выгоднее было договориться с соседями-хлеборобами, чтобы они в дополнение к своим нескольким сотням га вспахали ещё 30. Гречку-крупу не делали — при таких объёмах не выгодно было. А в статье написано, что 1% зерна давали подсобные хозяйства. Вот и подумайте — это подсобные хозяйства были площадью по сотню гектар, или в статистику попадало какое-то другое зерно.


Зря иронизируете. Именно так и было — воровали использование техники, воровали горючее, воровали корма, бросали работу, чтобы обиходить свой участок. Тупо воровали скотину, которую потом сдавали как свою. Массово приписывали урожаи, а потом списывали как пропавшие при транспортировке и хранении. Вы еще молоды и не помните, так возьмите "Правду" за 1975-80 года и почитайте.

А вот когда пришли кулаки-хозяева, внезапно все эти чудеса с участочков мелких пропали — нет времени, нет техники, нет корма халявного. Все как положено по Марксу-Сталину.


Году в 73-м зашли в селе в пекарню и увидели огромные буханки черного хлеба с отрубями:

— Вот нам такую.
— Возьмите лучше этого (обычную буханку). А большие у нас обычно покупают… в хозяйственных целях.

На хлеб была дотация, хлеб был дешевый. Вот и пекли специально для скотины. Это только один путь.

Рецепт работает и сейчас: приватизация прибылей и национализация убытков. Сменились реалии и технологии, но смысл тот же.

Есть и ещё одна сторона вопроса: приусадебные хозяйства не более эффективны, а более интенсивны. Там, где необходима механизация, крупное хозяйство в выигрыше, а там, где в основе ручной труд, работа на себя дает больше, т.к. труда и времени работник не жалеет.


Выращенная на халявном навозе картошка могла многое. Снижение себестоимости продукции приусадебных хозяйcтв во многом достигалось за счет воровства расходников и материалов из колхозов и совхозов. Когда в 90-е украсть стало негде, повсеместно схлопывались приусадебные хозяйства. Например, свинью в деревне стало держать малорентабельно.


У нас комбикорм только по блату купить можно было. Кормили черным хлебом. В пищу черный хлеб мало кто употреблял, хотя очень вкусный был. В основном на корм домашнему скоту шел.


Всё верно, не зря в УК того времени была за хлеб на корм скоту статья.

Президиум Верховного Совета РСФСР издал 6 мая 1963 г. Указ «Об усилении ответственности за скармливание скоту и птице хлеба и других хлебопродуктов, скупленных в государственных и кооперативных магазинах». В связи с этим УК РСФСР был дополнен ст. 154…


Какой "комбикорм", чудаки? Что вы под копирку пишете про "краденый комбикорм"?
Страна Советов не производила никогда комбикорм!

Максимум, на что был способен коммунистический СССР — это отруби и "размол", причём были они далеко не везде. Комбикорм начали производить на комбикормовых заводах уже при Ельцине.

Я прожил в Союзе половину своей жизни. Я знаю, чем кормили скотину, потому что я жил в деревне. Коров кормили пойлом: это отходы, варево овощей и куски хлеба. Даже хлеб выпекали на пекарне чёрный, которые есть было невозможно — его покупали для скотины.


А я вот, например, вырос в деревне и успел поработать на ферме. Комбикормом домашнюю скотину кормить доводилось. И из школы до дома ездил частенько на т.н. "кормовозках" – автомобилях со спецбункерами для развозки комбикорма по фермам. И происходило это все до 1987 года. Потом в институт поступил.


У меня есть интересное наблюдение. У нашей семьи был дом в Ленинградской области, и всё своё детство я проводил лето там. Так вот, что интересно – на "ничьей земле" на неудобьях были распаханы огороды. Принадлежавшие вполне конкретным семьям. И всё время советской власти, сколь я себя помню, по весне эти огороды засевались картошкой, а осенью убирались. Сотка-две огорода на семью.

А вот после 1992 года эти огороды стали понемногу забрасываться, и где-то около 2000 года они стали зарастать луговиной. Сейчас там луг и кустарник, так что и не вспомнить, что там когда-то вручную (!) копали.

Мой вопрос – почему? Что изменилось со времён советской власти в новом времени, что люди бросили огород? Земля была дармовая, но она дармовой бы оставалась как минимум до 2010-х, пока не начались всякие эксперименты с кадастром. А огород умер сразу после кончины советской власти.


Ответ не по Марксу-Ленину, но претендует на долю истины. До 1992 года варианты поменять свой сверхурочный труд на деньги в СССР были весьма ограничены и не универсальны. Поэтому вложение труда в получение продукта взамен его покупки за деньги было среди законных решений весьма удовлетворительным. Как только появилась возможность капитализировать свой труд более эффективно, выращивание продуктов питания экстенсивными методами заглохло.


Много чего изменилось. Прежде всего – изменилась структура затрат.

При СССР было очень дешевое:

— зерно и хлеб (поросят кормить);
— тепло и вода (там, где они были): теплицы обогревать и поливать в хозяйствах недалеко от города;
— бензин и солярка;
— аренда земли (условно-бесплатная, как и написано);
— аренда техники (тоже условно бесплатная – трактор с прицепом дров привести, трактор с бороной огород распахать. Много ли сейчас ездят на тракторе за водкой? А раньше – обычное дело);
— удобрения (навоз сталкивали в реку, минеральные удобрения воровали);

Далее – изменилось соотношение цен и практически исчез дефицит. При СССР вне Москвы, Ленинграда, северов и "городов-почтовых ящиков" мясо можно было приобрести либо съездив за ним в те же Москву-Ленинград, либо купив на рынке по 3 руб за кг.

К нам из Прибалтики приезжали, привозили копчености, свои торговали сырым свежим мясом. Летом торговали овощами, грибами, рыбой. Очень выгодно было, например, шить кроличьи шапки. Люди, которые этим занимались, были неплохо по тем меркам обеспечены: цены на рынке были значительно выше цен в госмагазинах по двум причинам: в магазине был либо дефицит товара, либо низкокачественный товар. Можно, например, сравнить огурец/помидор на рынке и в госмагазине. В магазине из-за халтурного хранения и перевозки все было вялое и мятое, а хорошее моментально разбирали. И спрос был со стороны той прослойки населения, у которой деньги были, а потратить их особо было некуда (начальники среднего звена, квалифицированные рабочие), если люди не пили запойно. Работники торговли деньги имели, но на рынке не отоваривались – им по блату доставалось все хорошего качества.

Как только появился свободный рынок, всё это рухнуло в одночасье: кроличьи шапки покупать практически перестали, и вообще весь ширпотреб пошел из Азии дешевый, мясо и овощи появились в магазинах (у нас на рынках все места с мясом заняли цыгане) по конкурентной цене, а вот спрос упал стремительным домкратом: те, у кого раньше были деньги, их лишились, а те, у кого деньги завелись, на рынок не ходили – они предпочитали импорт.

Я с молодости собираю клюкву, и могу сказать, что при СССР можно было торговать либо на рынке в областном центре (3 руб кг советскими – это дорого), либо ехать на рынок в Москву и продавать дороже (кое-кто даже до Германии добирался), либо сдавать в кооперацию за деньги и дефицитные товары (типа швейной машинки, утюга, пылесоса и пр.). На клюкве делали за несколько сезонов "Жигули" и прочее. За клюквой на болото ездили целыми автобусами, все болото было истоптано.

Сейчас же клюква стоит 200-300 руб за кг, и заработок на ней не то чтобы никакой, а весьма средний. Квалифицированный токарь на рабочем месте заработает больше, не говоря уже о экскаваторщике со своим экскаватором. Разве что таксист со своей машиной может заработать меньше, но это как повезет (основной заработок у них с пятницы на субботу – пьяных развозить, но есть риск и нож в спину получить). И я сейчас хожу больше ради удовольствия. Кто на клюкве зарабатывает, тот нанимает бомжей и вывозит их на болото на сезон с проживанием в вагончике, уйти они не могут – местности не знают, да и далеко, спиртное только после работы, еда тоже без работы не дается. Также зарабатывают и в мелких хозяйствах в с/х, на швейке, на стройке – ищут рабов на неквалифицированный труд.


Живу в Новосибирске, в Академгородке.

Помню времена, когда вся научная элита в кирзачах и телогрейках с лопатами наперевес ехали на колхозное поле – на картошку. Колхозы выделяли участок каждому институту, вспахивали и боронили.

Нужно было посадить, прополоть-окучить и собрать. Т.е. раза четыре-пять поиграть в аграрии. Сейчас, кстати, тоже катаются – но значительно меньшим составом, самые ортодоксальные.

Что изменилось?

Для себя объясняю это просто. Лучший Новосибирский огород – на Хилокском рынке, куда по осени приезжает картошка и прочие корнеплоды из республик Азии, от Казахстана до Таджикистана, по вполне приемлемым ценам. Достаточно один раз заехать, что бы запастись на зиму – лук, перец, морковь, картошка, свекла, капуста и т.д.

Снобы, которые копают сами, тыкают в меня пальцем и говорят, что я сорт "Киевский свитанок" от "Луговского" не отличу.

Правду говорят, не отличу. Но мне как-то побарабану.


Вам тут уже много причин назвали, я хочу еще одну добавить: овощи и фрукты в СССР хранились ужасно. По крайней мере там, где я жила в детстве – в Башкирии и позже в Тюменской области. К весне в овощных лежали полусгнившие лук, морковь, капуста. Картошка часто была одновременно подмороженной (о, это мерзкий сладковатый вкус) и гнилой. Запах гнили и плесени в магазинах стоял ужасный.

Никаких помидоров и огурцов вне сезона не было, солёные тоже были не везде (в моем городе без проблем можно было купить только зеленые маринованные помидоры, очень на любителя, хотя ели и их, конечно). Из фруктов в средней полосе России круглый год были доступны только яблоки, да сухофрукты. Поэтому моя семья с весны до осени горбатились на своих участках, чтобы не перебирать потом гнилье в овощных и есть свои соления-варения всю зиму.

Как только в магазинах стало возможным купить это всё в хорошем состоянии и не за огромные деньги, участки мы с облегчением забросили. Из прежних 24 соток, которые кормили 10 взрослых и 7 детей, остался только один участок на 6 соток, который дедушка продать не дал. Ему 95 лет уже, он всю жизнь на земле и без этого всего не может. Сажает что-то там потихоньку, копается летом, но это уже чисто для души, просто потому что совсем ничего не делать ему скучно.


Картофель – трудоёмкая культура, если без специального комбайна. Недаром тогда было принято горожанам помогать колхозникам в уборке корнеплодов. Я и будучи школьником, и студентом техникума, и на заводе до конца 90-х каждый год копал картоху, морковь, турнепс, свеклу. У них своих ресурсов не хватало, чтобы за две недели убрать весь урожай, поэтому много и не сеяли.

Картофелеуборочный комбайн я первый раз увидел в 90-м году в элитном хозяйстве, в филиале сельхозинститута. И то, там надо было нескольким людям стоять у транспортёра и отделять картоху от ботвы. А так, в лучшем случае, копалка.

А как появились комбайны, так и проблема исчезла.


Думаете, картошку на своих шести сотках сажали? У нас каждый год выделяли большие участки, где все сажали картошку, а около дома больше клубника-помидоры-цветы, у некоторых вообще только сад.

То же самое и со скотиной – неужели вы думаете, что она с огорода кормилась? В поле её пасли (часто и на колхозном, которое отдыхает под бобовыми), с "ничейного" поля и сено на зиму. Даже гусей и кур красили, чтобы не перепутать, и выгоняли пастись на траве. Про коз и коров и говорить нечего – коз на лужайку на привязь, коров обычно в стадо пастуху за небольшую плату сдавали.

Украденное зерно/комбикорм/копеечный хлеб с магазина в корм скоту – всё это тоже было.
то же сено – сколько с ним возни – косить, сушить, возить, а договорился, чтобы завезли рулон на полтонны – и горя не знаешь.


Мне бывший агроном и заведующая молочной фермой с многочисленными примерами и матюгами рассказывали, что село начало жить нормально только после того, как начало воровать. Причём агроном возмущалась этим, а заведующая фермой искренне пыталась меня убедить, что мужик (которому официально в колхозе дают комбикорм) который надаёт телятам по морде пустым мешком, из под комбикормов, что б морды были испачканы, а мешок комбикорма обменяет на бутылку – нехороший человек, а она, вёдрами молоко и сметану домой тащившая, – хороший, поскольку "да ты не понимаешь, на завод берут молоко только одной определённой жирности, так что в итоге всё нормально!".


Работал я в предстуденческий месяц в колхозе, как многие в мои времена. На пару дней троих из нас на три дня откомандировали к паре колхозников разбирать каркасы для сушки скошенной травы – ездить на тракторе с волокушей и грузить жерди. Дык только отъехали – мужики глушат трактор и говорят – "Стузуем!". Нам в кайф, сели, стузовали. До обеда лениво покидали жердей, а после обеда мужики опять "тузовать" приглашают.

Тут нам чего-то тошно стало от такой ленивой жизни. Один из нас был знаком с тракторами — мы и предложили мужикам на спор трёхдневную работу сделать до вечера. Ну и сделали.
Вот такая, примерно, и разница между колхозником и единоличником: в мотивации.


Значительная часть советских граждан жила не на продукты из продмага или рынка, а с приусадебных участков. Не такая уж высокая зарплата была, а наличие огородов даже у городских жителей поощрялась государством. Это как Мао поощрял металлургию в каждом дворе, так СССР с большим успехом поощрял садовый участок в каждой семье, закрывая тем самым потребности в овощах, фруктах, мясе.

Почему с этим не справлялись крупные агропромышленные хозяйства? Так если даже зерноводство СССР умудрился угробить, то что уж говорить о других отраслях сельского хозяйства, менее масштабных, а значит сложных для Госплана.


Отвечу в качестве участника "борьбы за урожай" тех времен. Эту статью я помню, и в те времена она не вызывала ни малейших сомнений в ее правдивости.

Фишка в том, что "механизация" была крайне ограниченной и касалась очень небольшого числа культур и операций. Вспашка и посев на овощах были механизированы, а практически все остальные операции, — прореживание, окучивание, прополка, уборка, погрузка, — делались вручную.

Вершиной механизации был картофелеуборочный комбайн: устройство, на котором должно было стоять 6 человек, выкидывающих гниль с конвейера, и за которым бежала ещё дюжина грузчиков с ящиками.

Людей в совхозах было мало, и значительная часть операций делалась городскими инженерами, научными работниками, студентами и школьниками принудительно выгоняемыми в поля. Я участвовал в этой хрени от первого курса института и до перестройки, то есть примерно с 1978 по 1989 г.г. Прополка и прореживание турнепса, окучивание картошки, уборка турнепса и капусты и т. д., и т.п.

Нормой жизни был урожай сгнивший в поле. Про переборку гнилья на овощебазах вообще молчу, сгнивало не меньше половины собранного. Относительно механизированным было только выращивание хлеба.

"Садоводы-единоличники" с шестью сотками на семью по численности значительно превышали всё "совхозно-колхозное" крестьянство по числу рабочих рук и тщательности использования ресурсов.

В этом смысле "единоличники" нежно, тщательно и с любовью копошащиеся на 6 сотках, в "сложных культурах" типа огурцов, помидоров, ягод, фруктов и т.п. за счет численности и качества обработки легко перекрывали "колхозно-совхозный" сектор.


Помню я эти комбайны. Они ломались, ходить могли только по сухой борозде, и да, куча народа, в т.ч. и подбирающего неубранное комбайном. Наряду с комбайнами трудились и ручные сборщики. Мы, студенты (инженером я все как-то больше на морковку попадал) собирали в ящики, а полные ящики в тракторную тележку кидали студенты-грузчики. Помню премии: 2 рубля, 3 рубля…

А ящиков за эту премию надо было набрать немеряно, я столько не мог.


История из жизни моей семьи. Родители мои были сельскими учителями, жили в селе, но скотину постоянно не держали, ибо не состояли в колхозе и не имели доступа к дармовым (копеечным) кормам. Колхозники корма – да воровали, и да – могли приобретать очень дешево (например на условные трудодни или выходы). Возвращаясь к моей семье. Решили родители взять в колхозе живого поросенка, подкормить его и побаловать семью к новому году мяском.

Обычно мясо покупали в городе (да, реально!). Или редко в сезон забоя у тех же селян, ибо иначе дорого. Так вот, отец обратился на ферму к бригадиру, тот потребовал неких мелких услуг и магарыч. Отец все выполнил, и бригадир дал добро – иди в правление колхоза и выписывай поросенка условным весом 15 кг (ну или 20-30 не помню точно, словом небольшого). Отец выписал как и было сказано, предъявил соответствующую бумагу бригадиру, а тот выкатил здорового свина весом под центнер. Коего отец с благодарностию и забрал.

Таки вот. А теперь предположим, что кто-то в селе берёт поросят, растит и продает. Весной он по документам взял поросенка весом в 30 кг, а продал зимой, пусть на колхозном рынке, т.е. официально, мясо весом в 150 кг. (веса беру условно, ибо не специалист, но суть думаю понятна). Вот вам и прирост, вот вам и вес и заработок и прочее. Это я к примеру.

Вывод: всё подсобное хозяйство в деревне питалось исключительно колхозом. А ныне в том же селе, о котором речь, действительно, даже кур не осталось.


В конце 1970-х и в 1980-е абсолютно все городские жители, от школьников до студентов, от рабочих до ИТР в обязательном порядке ездили на "картошку, капусту, морковку, свеклу". То есть в колхозы, работать на полях – пропалывать и убирать овощи. Все делалось вручную!

Помню, как мы еще в школе дергали руками морковку, собирали в вёдра (вёдра нужно было свои брать), из вёдер сваливали в большие кучи на поле… она там лежала, надеюсь потом её убирали). И на поле кроме нас как-то никого и не было видно, никаких колхозников… поле огромное… Какая уж тут эффективность?.. Дети приехали, сколько ручками собрали – столько собрали.

Думаю, в то время в колхозах уже банально не хватало людей, все ехали в города. Плюс отсутствие реальной мотивации.


В моём детстве многие не только спасались от перебоев в полноценном питании благодаря садовым участкам, но и имели на продажу излишки для ленивых граждан.

Прекрасно помню те времена. В 90 е с приходом "свободы западной демократии", при поддержке сникерса, кока-колы и «Макдональдса» народ в большинстве "забил" на свои участки и с удовольствием начал жрать то дермище, которым нас завалила заграница.

Когда очень часто говорят о приходе "свободы" в те времена – на самом деле пришла свобода от работы: кто-то сам никогда не горел желанием честно трудиться и начал заниматься различными хитрыми схемами, а кто-то не по своей вине стал безработным (предприятия поразваливались). Только сейчас что-то начинает меняться. Многие сами хотят не только работать на земле, но и жить подальше от современной "цивилизации"…


Из личного опыта. В городах до «Продовольственной программы» было ограничение на скот в личном подсобном хозяйстве. Как и для работников совхозов. Они же числились не крестьянами, а советскими работниками. Кооперативам держателей скота выделялись комбикорма, обеспечивался ветеринарный контроль, выделялись сенокосы даже в городах. Оплодотворение коров тоже обеспечивало государство. За это была обязательная сдача молока. Мясокомбинаты обеспечивали сдачу частниками мяса.

Закупочная стоимость мяса в 1974 году была 1 р 90 копеек за 1 кг живого веса. При этом из живого веса вычитали 30% кожи и требухи. На рынке 1 кг стоил уже 5.00 – 5.50 рублей. Молоко принимали по 24 копейки. Получалось, что даже закупки немного дотировались. Комбикорма стоили дорого, но их (комбикормов) не хватало. Телят кормили хлебом.
Ветеринарное обеспечение часто было ширмой для катакомбной христианской жизни. Напомню, до визита Никсона и Хельсингских договоренностей крещение детей в СССР было запрещено законодательно.

Приусадебные участки — это в городе в частном доме около 9 соток, 15 соток в совхозах, 25 соток в колхозе. Практиковалась сдача в обработку колхозной и совхозной земли. «Продовольственная программа» увеличила участки до 0,5 га, которые весной пахались трактором. Повторюсь луга под сенокосы – это отдельно. Выделялись не бесплатно. Час до луга, с 7 до 19 сенокос, где малые сено ворошат. И не дай бог в школе ляпнуть. Родителей в стране рабочих и крестьян родителей измордуют за использование детского труда. Это с четвертого класса со школы можно с уроков снимать для помощи колхозам урожай собирать, а на свою семью нельзя работать. Одно же общественное, а другое частной.

Эффективность производства обеспечивалась большой самоэксплуатацией семьи. Лето не в Крыму, а выпас стада (по очереди), сенокос, дойка, уборка за скотом. Ежедневная работа. Ежедневный тяжелый ручной труд.

Дешевле было съездить в Москву и купить мяса, на мясной электричке. Так отучали страну работать.


Расскажу про свой опыт. В середине 1980-х мой дед имел свой дом в городской черте. Каждый год покупали поросенка или бычка. Для прокорма дома собирали сухой хлеб и с той же целью обходили соседей и, вообще, все соседние дома. За вечер набиралось 2-3 мешка сухого хлеба. Дед работал на экскаваторе ЮМЗ и, разумеется, колымил. Ему подкидывали сено и солому. Это один опыт.

Второй появился, когда наша семья в середине 90-х переехала в деревню. Благодаря председателю, наш колхоз был лучший в области посреди разрухи в других местах. Традиционно работники зарабатывали сено, если работали с сеном (сенокос, стоговка, тюкование и транспортировка); зерно для муки и корма скота, если работали с зерном (посев, уборка и транспортировка) и солому, если работали с соломой. Также колхоз выделял 5 соток под картошку и 5 соток под бахчи. Бюджетникам тоже выделялась небольшая доля зерна и сена-соломы, остальное они покупали за живые деньги, т.к. были единственными, кто их регулярно видел. Для выпаса личного скота всем селом нанимали пастуха.


Бабуля (царствие ей небесное), помнится, взяла участок. Раздавали всем желающим, хоть десяток бери, на каждого члена семьи. Никто не "отбирал в следующем году", потом уже, в 90-е, кто хотел, эти участки приватизировали. У нас надел выпал с краю, дальше земля свободная от леса шла на сужение, между дорогой и лесом, ровного квадрата нарезать не получалось, поэтому тот узкий участок, раза в три больше нашего, стоял бесхозный. Сезона два стоял, потом бабуля решила прибрать к рукам, накрыла поляну местному трактористу, тот вспахал по весне, и окучивали всей семьёй уже весь участок.

Никто никому ни слова по этому поводу не говорил, земли много, бери, обрабатывай. Сейчас такой вариант не прокатит.

Далее: сосед. На своем участке поставил хлев, каждую раннюю весну брал бычков в колхозе на откорм, каждую позднюю осень сдавал их на мясокомбинат. Если корма удавалось запасти на зиму, оставлял на второй год одного-двух. Комбикорм покупал по распределению в том же колхозе за три копейки, но там квоты маленькие были, траву косил по окрестным лугам, никто его за это не гонял. И по возможности брал "цельнотянутый" комбикорм (типа, "списанный"). Кстати, "волга" у него была, завидовали буржую. Но это же руками работать нужно. Да и условия были на порядок легче.


Покупали хлеб мешками для корма свиньям. Сколько привозили в магазин, всю машину сразу скупали. Бывало, что не доставалось бабушке и хлебного полкирпичика, очередь за хлебом занимали с утра.

В столовой варили дурную еду, шахтеры не могли съесть такое пойло, и его сливали свиньям домой.

На колхозных фермах воровали. Воровали мешками, иначе, говорили, не прокормить. Воровали и корм и сено, силос не помню, воровали или нет, в деревне бывала только летом. Травили колхозные покосы, выпускали и скотину и коз – на выпас.

Как воровали навоз для своих огородов, даже и не описать. Хотя тракторный кузов навоза стоил каких-то копеек.

Воровали на лесопилке доски для загонов, про горбыль даже можно не упоминать. Воровали просто масштабно. Кто не воровал, того осуждали – тетёха, жить не умеет. Воровали даже известку, помню, маленькой с бабушкой ходили "на яму" за известкой.


Что в советское время, что при демократии всё лето проводил в деревне. Так вот, секрет прост: 4 литра cамогона за пару голов в месяц, и колзозный пастух (выпас был через километр) присоединял личных коров к государственным. Две головы это бык и телушка или 2 телушки. У нашей соседки был первый вариант, бык половину коров в деревне покрывал.

Моя бабушка рассказывала, что такой порядок установился еще с 1967 года, когда в колхоз направили исправлять ошибки волюнтаризма председателем жителя нашей деревни, работавшего раньше по инвалидности (война) на какой-то партийной должности. Он сказал, что жить надо всем и так повелось. А козы вообще паслись на школьном участке за школой. Иной раз по 20-30 одновременно. Там трава площадью на гектара 3-4 была.

Почему знаю? А там рядом дорожка беговая была для физкультуры. Земля обыкновенная, но отметки в 100 и 200 метров на ней были. И ширина этого выгона тоже примерно такой же была. Может, меньше, но ненамного.


Вот история покупки моей бабушкой швейной машинки в начале 1960-х. Машинки были в дефиците, но её можно было купить в магазинах потребительской кооперации. Чтоб купить, надо было сдать в ту же потребкооперацию куриные яйца (кажется, 100 или 200 штук), принимали эти яйца по своим ценам.

Бабушка с высшим образованием прикинула и провела следующую операцию: каждый месяц покупала несколько десятков яиц в той же потребкооперации и тут же сдавала их чуть ли не в соседнюю дверь. Естественно, по чуть меньшей цене, но разница в цене была существенно меньше, чем если бы она купила швейную машинку у спекулянтов. К чему эта вся история: Потребкооперация давала данные в статистику, что приняла у населения яиц куриных яиц 400 штук, а фактически это было 200, если вообще не 100. Вот такие получались показатели успеха приусадебных участков.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 484 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →