Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Большое американское огораживание



Дональд Трамп заявил, что готовится к долгой войне с Китаем. Власти Китая, в свою очередь, также делают ставку на терпеливость населения, способного стойко и бодро переносить тяготы торговой войны. Это означает, что торговая война затянется, и что привычная нам система мировой торговли может уйти в прошлое, уступив место

http://finfront.ru/2018/08/21/trump-ready-for-prolonged-trade-war/

Забавно, но большая часть населения земного шара ещё не осознала всего масштаба изменений, которые происходят прямо на наших глазах. Американский мир рушится подобно тому, как рушился в конце восьмидесятых мир советский, и Дональд Трамп проявляет завидную дальновидность, делая ставку не на восстановление величия Америки, а, наоборот, на мягкое сдувание Штатов обратно в пределы североамериканского континента.

Одна из примет ухода Америки из большой политики — курс на ослабление доллара. Логика тут простая: сильный доллар позволяет выкачивать ресурсы из других стран, слабый доллар поддерживает собственное производство. Так как с гегемонией дела обстоят сейчас довольно кисло, и так как будущее США рисуется в антрацитово-мрачных тонах, Дональд Трамп торопится вернуть в США максимум заводов до того, как начнётся настоящее веселье.

Более конкретно, Дональд Трамп критикует ФРС США, требуя не поднимать ставки и держать доллар слабым. Неизбежные последствия в виде инфляции и дальнейшей коррозии финансовой системы президента Трампа волнуют мало, он воспринимает это сейчас как меньшее из зол:

http://finfront.ru/2018/08/21/trump-needs-a-weak-dollar/

И вот, накануне Трамп снова раскритиковал Федрезерв в интервью агентству Рейтер. По словам американского президента, он «не в восторге» от решения главы ФРС Джерома Пауэлла в очередной раз поднять ставки. Трамп пообещал, что он и далее будет критиковать ФРС в случае дальнейшего увеличения ставок.

Трамп снова повторил, что недоволен тем, что Федрезерв отказывается смягчать экономические последствия торговой войны, как это делают иностранные центробанки. «Мы ведём очень серьёзные и жёсткие переговоры с другими нациями», — жалуется Трамп. «Мы обязательно выиграем, но в такие времена мне требуется определённая помощь со стороны Федрезерва. У других стран это есть.»

Между тем, логика повышения ставок, которой следует ФРС, основана в том числе на том, что установление высоких пошлин на зарубежные товары в ходе торговой войны приводит к росту инфляции. С этой инфляцией как раз и следует бороться с помощью подъёма базовых ставок.


Доллар, впрочем обречён на девальвацию в любом случае, даже ФРС снова задерёт ставки к 20% годовых, как это было в конце 1970-х годов. Энергичное огораживание американцев влечёт за собой всё ускоряющуюся дедолларизацию:

http://finfront.ru/2018/08/22/trumps-isolationism-is-a-threat-to-dollar/

С декабря 2016 года по март 2018 года доля доллара в глобальных международных валютных резервах упала с 65.34% до 62.48%. Это, однако, произошло ещё до развязывания Трампом торговой войны и было вызвано в основном падением курса доллара на 12% относительно корзины валют.

После начала торгового конфликта США с большинством своих союзников, часть из них начала снижать долю доллара в своих резервах. Япония, например, снизила в июне свои запасы долларов до $1,03 триллиона, что является минимальным уровнем с 2011 года.

Иран, Россия, Турция и Китай, с которыми в президентство Трампа были так или иначе серьёзно испорчены отношения, с большой вероятностью также начнут сокращать свои долларовые резервы. Эти страны могут зайти в плане дедолларизации гораздо дальше, так как у них гораздо больше стимулов для этого.

Китай при этом может рассчитывать, что значительную часть нынешней доли доллара на мировом валютном рынке займёт его собственная валюта — юань.


Дональд Трамп, повторюсь, ничуть не напуган этим обстоятельством — слабый доллар означает слабые позиции импорта. Если добавить к слабому доллару ещё и пошлины в 25%, которыми президент намерен обложить европейские автомобили, американские автопроизводители начнут чувствовать себя на американском рынке весьма неплохо. Германия, правда, использует эти пошлины для того, чтобы обрубить ещё несколько канатов, которыми удерживает её дядюшка Сэм, однако и это президент Трамп считает вполне адекватной платой за поддержку отечественного производителя:

http://finfront.ru/2018/08/22/trump-to-put-tariffs-on-european-auto-industry/

Вопрос, собственно, заключается только в том, хватит ли у Дональда Трампа времени, чтобы мягко приземлить звёздного-полосатого гиганта. Он вынужден сейчас учитывать две опаснейших угрозы.

Во-первых, США стоят на грани гражданской войны. Стороны вытащили из ящиков стола самый ядрёный компромат друг на друга и перешли уже к судебным атакам. Следующий шаг — перелив противостояния на улицы городов:

http://finfront.ru/2018/08/22/first-victim-of-the-witch-hunt/

Во-вторых, США катастрофически не успевают восстановить собственное производство. Деградация местной промышленности зашла уже так далеко, что даже «местные» автопроизводители вынуждены импортировать большую часть автокомпонентов, из-за чего пошлины иногда даже больше мешают им, чем помогают.

Как мы знаем по нашему опыту, нужно как минимум лет 10, чтобы довести локализацию производств от уровня «кладём свои коврики в готовые машины» до уровня «производим всё, включая двигатели». Лично я очень сомневаюсь в том, что у Дональда Трампа, равно как и у Америки в целом, есть эти 10 спокойных лет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →