Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Акакий Акакиевич как образец нормального человека



У российского общества есть масса вывихов сознания. Некоторые из них общеизвестны: привычка жаловаться, например, или наше фирменное хамство, которое комики безуспешно пытаются выдать за похвальную прямоту.

К счастью, мы уже перестаём считать выражение унылой злобы на лице проявлением искренности, и мы уже не видим ничего позорного в том, чтобы убрать в пакетик технические отходы за своей собакой. Тем не менее есть до сих пор у нас вывих сознания, от которого массово страдают даже умные, образованные и считающие себя настоящими европейцами люди.

К сожалению, наша школьная программа по литературе серьёзно страдает от дефицита адекватных положительных героев, героев, с которых можно было бы строить жизнь. Как справедливо заметил Глеб Архангельский, сомнительную сатиру Салтыкова-Щедрина, например, стоило бы заменить на записки Энгельгардта — произведение, куда как более точно отражающее ту романтическую эпоху, и, что важно, высвечивающее сразу несколько примеров крепко стоящих на ногах людей:

https://fritzmorgen.livejournal.com/206671.html

Есть поговорка: «с кем поведёшься, от того и наберёшься». Дети похожи на родителей, супруги похожи друг на друга, питомцы похожи на хозяев, а хозяева на питомцев. Тут всё понятно и обсуждать тут даже особо нечего. Менее очевидно другое — мы невольно становимся похожи и на героев книг, которые мы читаем. На Раскольникова, князя Мышкина, Каренину, Печорина, Дубровского и прочих сумрачных персонажей.

Представьте себе молодого человека, который строит свою жизнь по нашей классике. Она даёт ему три рецепта на выбор.

1. Путь героя: надо страдать на ровном месте, устраивать истерики по любому поводу и вести с друзьями длинные малограмотные философские беседы. В итоге надо будет или положить голову под колёса поезда, или зарубить топором старушку.

2. Путь обычного человека: нужно ходить с ружьём по лесам, спать с крестьянами и записывать их удивительные истории в свою записную книжку.

3. Путь успешного человека: следует стать подлецом, лгать, лицемерить, воровать, предавать всех подряд и потреблять роскошь с золотых блюд.

Казалось бы, глупость... но я знаю огромное количество людей, которые ровно так и живут. Вместе с тем нормальная деятельность одного человека или многих людей, — если, конечно, речь не идёт про какую-нибудь забытую цивилизацией африканскую деревню, — вовсе не сводится к броуновскому движению в духе «Дома-2», как можно было бы представить из романов Пушкина с Достоевским.

Сейчас я скажу очень важную вещь, которую по некоторым историческим причинам от нас скрывали последние 100 лет. Нормальная человеческая деятельность должна представлять собой... накопление. Бедный работает, копит и становится богатым. Глупый учится, читает книжки и становится умным. Неумелый тренируется, совершенствует навыки и становится мастером.

То же самое верно и для общества в целом. Бедная деревня распахивает поля, строит дома, заводит стада овец, становится богатой деревней. Небольшой город строит ратушу и костёл, огораживается крепостными стенами, начинает процветать. Разорённая войной страна отстраивается, восстанавливается, залечивает шрамы от сражений, переходит к бурному экономическому росту.

Не скажу за всю историю человечества, однако в XXI единственная разумная жизненная стратегия заключается в том, чтобы копить. Копить деньги, копить навыки, копить отношения с хорошими людьми. Начать с двух яблок и сделать через 40 лет два миллиона.

Теперь перехожу к самой мякотке. В нашей классической литературе таки есть один герой, который эту стратегию пытается реализовать. Это нормальный, похожий на нас с вами парень — Акакий Башмачкин, простой конторский планктон, который не грабит путников по лесным дорогам и не хватает за задницы танцовщиц кордебалета, а честно выполняет свою работу: переписывает бумажки. Если вы ещё не читали этот шедевр (повесть «Шинель»), простите меня за спойлеры, мне без них будет не обойтись.

Талантов у Акакия Акакиевича особых нет, поэтому продвинуться по карьерной лестнице ему не удаётся — более сложные операции с бумагами оказываются ему не по зубам. Должность у него невысокая, жалование низкое, однако он, по крайней мере, свободен от долгов и искренне любит свою работу.

В какой-то момент у господина Башмачкина появляется цель в жизни — купить новую шинель вместо износившейся старой. Он урезает свои и так скромные личные расходы, начинает копить. Проходит время, ему выдают большую премию к празднику, и нужная сумма выплачивается портному. На следующий день Акакий Акакиевич появляется на службе в новой шикарной шинели. Народ ахает и восхищается, а вечером нашего титулярного советника (маленькая должность в те годы) даже приглашают на день рождения к какому-то начальству.

По дороге на праздник Акакия Акакиевича грабят: на улице некие усатые гопники снимают с него новую шинель. Бедняга возвращается домой, заболевает и через несколько дней умирает в бреду. Анхэппи энд.

Восьмой «А»! Тише! За тридцать лет преподавания вы худший класс! Багетов, не вертись! Какой урок мы должны извлечь из повести? Правильно, Толстокосова, молодец. Мы должны проникнуться состраданием к маленькому человечку, пожалеть его. Он убогий, нищий духом и ничтожный, его жизнь бессодержательна, но он тоже наш брат, почти такой же человек как и мы, нормальные люди.

Настоящая катастрофа заключается в том, что все мы, как принято говорить в среде литературных критиков, «вышли из гоголевской „Шинели“». Убийца Онегин, изнывающий от своей животной скуки, для нас если не положительный герой, то как минимум интересная и важная личность. Трудяга Акакий Акакиевич — эдакое забавное насекомое, с которым мы не хотим иметь ничего общего.

Вернёмся из скорбного мира русской литературы в реальный мир. Молодая пара живёт на съёмной квартире, собирается брать кредит, чтобы слетать в отпуск в Турцию. Попробуем поговорить с ними:

— Друзья, вы неплохо зарабатываете. Вы могли бы начать откладывать деньги, и через пять лет купить небольшую квартиру даже без ипотеки.
— Ты что? А отдыхать когда? Без моря мы сдохнем. Да и вообще, забыл в какой мы стране живём? Как тут можно копить-то, не знаешь, что через месяц будет...

Эта весьма распространённая логика, ответственность за которую во многом лежит на нашей классической литературе, очень напоминает логику африканскую. Известная история: современные белые прогрессоры приехали в Африку, добрались до какой-то деревеньки и начали учить местных сельскому хозяйству. Распахали поле, посадили, допустим, арбузы. В волшебном климате всё выросло очень быстро, однако когда почти пришла пора собирать урожай пришло стадо носорогов и всё сожрало.

— Вот видите, — сказали умудрённые негры, — потому-то мы ничего и не сажаем. Какой смысл что-то делать, если носороги придут и всё сожрут?

Николай Васильевич Гоголь не носил кость в носу: он носил фрак и, вообще, выглядел цивилизованным человеком. Тем не менее глупые литературные критики извлекли из «Шинели» посконно африканскую мораль — зачем копить на шинель, если всё равно на улице подойдут злые усатые дяди и эту шинель с тебя снимут?

Подведу итог

Я не настолько наивен, чтобы надеяться на изменения в нашем Министерстве образования. Школьникам наверняка ещё долгие десятилетия будут показывать в качестве жизненных образцов сволочей, неудачников и уголовников.

Тем не менее школу мы оканчиваем обычно в 16-17 лет. После этого никто не мешает нам включить мозг и осознать, что добившиеся чего-то в реальной жизни люди на 90% похожи на Акакиев Башмачкиных, сумевших оправиться после потери первой шинели, а Онегины с Печориными сидят обычно в деревянных беседках у детской площадки и пьют там дешёвое пиво, вспоминая своё тюремное прошлое.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 443 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →