Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Против всех



Сложно представить себе более безответственный для политика поступок, чем призыв голосовать «против всех». Современная Россия унаследовала этот атавизм — графу «Против всех» — от СССР, в котором система выборов была несколько иной. Напомню, ещё 30 лет назад гражданам сверху спускался один единственный кандидат, а голосование заключалось в выборе из двух вариантов — оставить единственно кандидата в бюллетене или проголосовать «против», вычеркнув его оттуда.

Хоть на излёте Советского Союза над выборами и насмехались как над безальтернативными, однако внутренняя логика таких выборов была ровно той же, что и на выборах в «развитых капстранах», где были и яркие предвыборные кампании, и выбор из нескольких кандидатов.

Задача советского народа заключалась не в том, чтобы кого-то выбрать, — эту ответственную задачу брала на себя партия, — а в том, чтобы ритуально подтвердить власть выбранного партией кандидата. Аналогичным образом директор ПТУ торжественно подписывал дипломы выпускникам: подразумевалось, что если не произойдёт чего-то совсем необычного, директор подпишет дипломы всем.

Из всего этого ясно, что графа «против» в советских бюллетенях выполняла весьма важную цель: дать гражданам возможность сказать «за» осознанно, сделав тем самым государственную власть если не всенародно избранной, то хотя бы всенародно одобренной.

После развала СССР эволюционировавшая с «против» до «против всех» графа растеряла смысл. Технология одобрения кандидата изменилась: народ допустили до реальных выборов, и избиратели начали принимать деятельное участие и в отборе кандидатов, и в выборе из них самого подходящего.

Разумеется, было бы наивно думать, будто народ определяет исход выборов единолично. Элементарная логика подсказывает, что голос владельца телеканала весит несколько больше, чем голос пенсионерки Нюши Пиновны, уборщицы в отставке. Тем не менее это тема для отдельного поста. Сейчас достаточно напомнить, что одна из главных задач выборной демократии заключается в создании нервной системы государства, при помощи которой каждый рядовой гражданин и каждая сколько-нибудь важная группа может при необходимости сигнализировать: «мне больно, учтите мои интересы». Если система выборов ломается, если чьи-нибудь интересы не учитываются, напряжение в обществе или в экономике нарастает, и на горизонте начинает маячить призрак революционных беспорядков.

Вернёмся к графе «против всех». Кандидаты начали бороться за электорат, составлен перечень претендентов, политологам более-менее ясно, у кого какие шансы. Но тут внезапно появляется политик «Против всех» и говорит: «а меня не устраивают эти кандидаты, меняйте-ка их на тех, которые меня устроят». Если предположить, что политик не лицемерит, его реплика может расшифровываться двумя способами:

1. Мой кандидат не прошёл, так как его не допустили до выборов.
2. Мой кандидат не стал участвовать в выборах, так как с такими противниками он бы непременно проиграл.

В первом случае мы получаем нелепицу — если считаешь, что закон о выборах был нарушен, какой же смысл участвовать в неправильных выборах? Обращайся в прокуратуру или устраивай митинги. Если считаешь систему выборов плохой изначально, получай большинство в Госдуме и лоббируй изменение законов о выборах. Параллельно можешь организовать митинг, чтобы показать, как много людей тебя поддерживает, и выложить доказательства нарушений в интернет, чтобы все могли убедиться, что ты не болтун.

Во втором случае мы наблюдаем совсем уж дикое построение: попытку отказаться от игры на том основании, что твоя команда слабее. Представьте, подходите вы к футбольному арбитру и говорите: «мы не против участия в чемпионате, но против нас в этом туре вышли на поле слишком сильные ребята, давайте вы найдёте нам кого-нибудь послабее». Требование убрать кандидатов, за которых проголосовало большинство, рушит саму суть демократии, с гарантией проводя во власть случайных, оторванных от электората людей.

Впрочем, разумеется, политики, предлагающие вернуть графу «Против всех», даже и не пытаются рассматривать своё требование с точки зрения логики. Расчёт у них иной: средний избиратель очень слабо разбирается в общественном устройстве и, следовательно, огромная доля избирателей весьма инфантильна. Таким образом, не составляет особого труда спровоцировать истерику — к выбору «надеваешь красную шапку или зелёную» добавить выбор «ложишься на линолеум и начинаешь кричать, пока мама не разрешит идти на улицу без шапки».

Конечно же, многие выберут «лечь на линолеум и кричать», то есть проголосовать против всех. Их голоса будут вычтены из результатов нормальных кандидатов, существенно изменив тем самым расклад. Кроме того, истерику позже можно будет аккуратно возглавить, пообещав волшебника, который прилетит на голубом вертолёте и раздаст каждому по 100 эскимо.

Подведу итог

Хоть графа «против всех» и была исключена из бюллетеней в 2006 году, однако по совести её следовало бы убрать на 15 лет раньше, немедленно после того, как СССР распался и выборы стали альтернативными.

Требовать сейчас восстановления графы «против всех» на том основании, что многие проголосовали бы именно так, не менее нелепо, чем требование обязательно включать в бюллетени пункт «раздать каждому по сто тысяч рублей в виде единоразовой доли от продажи нефти за рубеж».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 350 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →