Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Об опасности оппозиционных лозунгов



Мне прислали весьма любопытное письмо. Автор сравнивает оппозиционных журналистов с той категорией граждан, которая предлагает лечить онкологию пиявками, а диабет — приседаниями. Вынужден отметить, что определённая логика в таком сравнении прослеживается — журналисты, которые пишут, будто всё очень плохо, приносят обществу вполне конкретный вред.

Цитирую суть письма:

Как вы относитесь к мошенникам, которые рассказывают пожилым людям о том, что врачи их обманывают? Вероятнее всего, не очень хорошо: понятно, что после такой обработки доверчивый пенсионер к врачу не пойдёт, а дорогостоящие чудо-препараты или волшебные обряды никак не помогут жертве мошенников.

Часто жертвы гадалок или чудо-лекарей тратят все свои деньги на (в лучшем случае) пустышки-плацебо, и, так и не получив нужного лечения, отправляются на кладбище. Не удивительно, что когда прокуратура узнаёт о подобных случаях, мошенников привлекают к ответственности по всей строгости закона.

Однако одной медициной проблема не ограничивается, опасные советы раздают часто и в других ситуациях. Из самых лучших побуждений, разумеется.

Пожилая родственница гражданина К. имела проблемы с бандитами. Они жили в её доме, устраивали пьяные дебоши, прямо требовали переписать на них всё имущество. Родственники пенсионерки отказывались идти в полицию, так как... боялись полиции. К счастью, гражданин К. их взглядов не разделял, и вскоре дебоширы покинули дом пожилой дамы.

Гражданка Л. очень страдала от побоев и угроз своего мужа. Но в полицию она не обращалась. Она считала, что в России полиция не занимается проблемами с домашним насилием, пока не появится первый труп. Дойти до участка её заставила подруга. Участковый действительно не стал возбуждать дело: он просто посещал буйного супруга и проводил с ним воспитательные беседы, и благодаря их волшебному воздействию Л. смогла спокойно развестись и съехать от мужа.

У гражданки Е. опухоль. Но от лечения Е. отказалась: она не доверяет российским врачам и лечится зверобоем. Чем кончится эта история, пока неизвестно.

Я не склонен считать, что все эти люди наивны и сами виноваты в своих проблемах. Да, они верили не в ту легенду. Но скажите, пожалуйста, откуда они могли получить нужную информацию?

Если вы включите радио, вы услышите о том, как плохо работает наша полиция, о том, что врачи — это убийцы в белых халатах, но, впрочем, они же и святые люди, потому что получают нищенские зарплаты, что наши чиновники воруют. Но вы вряд ли услышите о том, что в критической ситуации нужно обратиться к полицию или к врачу. Больше того, любой, кто попытается помочь читателям, воспринимается значительной частью журналистского сообщества и аудитории как предатель. Попробуйте рассказать о том, как можно нормально зарабатывать в России, как взаимодействовать с чиновниками и полицией, как избегать ненужных проблем с законом. Шквал обвинений вам обеспечен.

Это неприятно, потому что журналист — это, в первую очередь, человек, обладающий властью. Каждый день российские СМИ, как государственные, так и оппозиционные, дают информацию десяткам миллионов людей. СМИ обладают колоссальной властью: с их помощью можно не только сместить чиновника или продавить изменения в законодательстве, но и сменить власть или даже уничтожить страну.

Больше того, даже один упорный журналист может добиться больших изменений: например, убедить десятки тысяч пенсионеров пройти обследование сердечно-сосудистой системы. Но вместо этого представители СМИ предпочитают рассказывать миллионам людей о том, что решения их проблем нет, и в этом виновата их страна.

Это странно, потому что хороший журналист вполне способен довести коррупционное дело до закономерной развязки, добиться прозрачности в работе чиновников или принятия важного закона.

Понять, в чём секрет, мы сможем, если вспомним, что журналисты наделены властью, точно так же, как, скажем, политики. Вы помните поведение плохих политиков, таких, каких мы видим на Украине или видели в России образца девяностых? Такие политики всегда ругают своих предшественников и всю систему целиком. Их риторика выстроена таким образом, чтобы избиратель даже не задумывался о возможности возложить на политика хоть какую-то ответственность за решение своих проблем.

Двадцать лет назад все политики действовали одним и тем же образом, — точно так же, как действуют сейчас представители наших СМИ. В условиях демократического общества журналист — это тот же чиновник. Он наделён властью, он отвечает перед аудиторией. Однако если в России многие чиновники уже совершили качественный скачок от демагогии к ответственности, то журналисты, увы, пока что находятся на «шарлатанской» стадии развития.

И нет ничего странного, что любому журналисту, который пытается работать честно и ответственно, сейчас так же тяжело, как политику, который попробовал бы честно играть в девяностые.


PS. В дополнение к письму две ссылки. Первая на блог Андрея Шмидта, который лично связался с родственниками пострадавшей в Германии от рук беженцев русскоязычной девушки:

https://www.facebook.com/andrej.schmidt/posts/10207520101512598?pnref=story

Немецкая полиция сейчас ведёт себя довольно странно.

Вторая ссылка — на статью Захара Прилепина, который сравнивает криминогенную обстановку в России и на Западе:

http://izvestia.ru/news/601860

Очень многое в статье писателя верно, так, я и сам в девяностые годы регулярно просыпался ночью от выстрелов на улице. Однако всё же злые цифры говорят не в пользу нашей страны — если по уровню обычных преступлений (типа краж и грабежей) многие европейские города гораздо опаснее сейчас городов российских, то вот по уровню убийств, увы, мы всё ещё значительно опережаем Европу. Тут нам ещё работать и работать.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 524 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →