Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

С миру по нитке -- бедному удавка

На днях один дагестанец, подвозивший меня домой, поделился со мной секретом бензоколонкок. Дескать, там регулярно недоливают. Дескать, если каждому клиенту недоливать по 200 грамм бензина, то к концу года у колонки получится экономия в несколько тонн топлива. Что уже существенно.

Полагаю, Вы все слышали эту (или аналогичную) легенду.

Владелец завода крадёт по 100 рублей у каждого рабочего и покупает себе Мерседес. Сотовый оператор списывает втихаря по центу в день со счёта каждого абонента и наживается на гигантские суммы. Китайский продавец, торгующий спичками, вынимает по одной спичке из каждого коробка и делает так за месяц из воздуха несколько сотен коробков.

На естественный вопрос — а как же можно нажиться на такой херне — следует убойный аргумент: «А ты умножь!». Дескать, это кажется, что один цент — херня. А умножить на 365 дней в году и умножить на миллион абонентов? Три с половиной миллиона долларов — не хер собачий.

Впрочем, как мы знаем, почему-то далеко не всегда подобное умножение работает. Вот очень жизненный анекдот:

Проповедник общества трезвости идёт по улице. Вдруг видит — на крыльце гостиницы стоит мужчина в сюртуке и лениво курит сигару.
— Давно ли Вы курите? — начинает атаку проповедник.
— Примерно тридцать лет.
— А знаете ли Вы, сколько денег у Вас уходит на эту богомерзкую привычку? Если бы Вы в течение тридцати лет откладывали деньги, которые сейчас тратите на сигары, в банк, то сейчас могли бы купить, например, вот эту гостиницу.
— Гхм. А Вы — курите?
— Нет, и в жизни никогда не курил!
— Тогда, может быть, купите у меня эту гостиницу, владельцем которой я являюсь?


В чём заключается манипуляция проповедника? Ошибка проповедника в том, что он слишком вольно обращается с масштабом. То есть, он берёт стоимость сигар за тридцать лет и сравнивает её с текущими, проходными суммами.

Вот, например, можно ли назвать большой сумму в 12 тысяч долларов? Вполне можно. Только надо сначала уточнить — это $12 000 в месяц? В год? Или в пять лет? Если в пять лет, то получается $12 000 делить на 5 и делить на 12 равно $200 в месяц. Сущие пустяки. Почему бы и не взять в кредит новенькую машину? Всего-то по $200 в месяц отдавать!

Примерно так рассуждал один литературный персонаж.

Сидят Достоевский и Родион Раскольников в кабаке за рюмкой водки.
— Что же ты, Родя, из-за такой мелочи, двадцати копеек, старушку убил?
— Не скажите, Фёдор Михалыч. Пять старушек — рупь!


В чём заключается ошибка студента? Почему студент полагает, что убивать старушек — прибыльное дело?

Да очень просто. Бестолковый студент не понимает, что при умножении вместе с доходами возрастают и расходы. То есть, при убийстве пяти старушек вырастает в пять раз не только сумма награбленного, но и срок. То есть, вместо 20 лет каторги, Родиону дадут уже 100 лет. Что является совершенно неприемлемым, даже если Родиону, с учётом мелкооптовых скидок, скостят срок вдвое.

Если убыточна единичная операция — убийство старушки, то убийство пяти старушек убыточнее в пять раз.

Вернёмся к бензоколонке.

Сколько стоит стакан бензина? Четыре рубля. А сколько денег чистыми приносит один клиент? Сто рублей. Так стоит ли рисковать из-за четырёх рублей?

Применим приём «масштабирование».

За год через колонку пройдут 250 000 клиентов. Умножим на четыре рубля — получим один миллион рублей. Казалось бы — крупная сумма?

Но если учесть, что получая эту сумму, мы рискуем потерять 100 × 250 000 = 25 миллионов рублей, мошенничество уже не кажется таким заманчивым. Особенно если учесть, что эти четыре рубля до нас-то не дойдут. Ведь нужно с них поделиться с операторами и с контролирующими органами. Нужно как-то улаживать скандалы с дотошными водителями. И нужно как-то стимулировать техников, настраивающих оборудование.

Ещё пример.

Вот, допустим, выманили мы у пенсионера сто рублей, продав ему какой-нибудь циркониевый браслет. На первый взгляд, неплохие деньги из воздуха, себестоимость-то браслета — 50 рублей.

Но тут начинаются нюансы.

Сто рублей нужно заплатить курьеру, который доставит браслет пенсионеру. Сто рублей нужно заплатить оператору колл-центра, который примет звонок и запишет адрес пенсионера. И не меньше пятисот рублей нужно отдать за рекламу, увидев которую, пенсионер потянется к кошельку.

В итоге набегает солидная сумма сопутствующих расходов. И выясняется, что продавать циркониевые браслеты дёшево мы никак не можем. Вот и приходится ставить цену в 2 500 рублей.

То же самое, кстати, относится и к честному бизнесу.

Например, себестоимость килограмма обычной поваренной соли составляет примерно один рубль. Но… место на полке магазина стоит денег. Работа продавщицы стоит денег. Доставка соли в магазин тоже стоит денег. И выясняется, что если розничная цена соли будет меньше, допустим, 10 рублей, то продавать её — просто невыгодно.

Короче, при получении любого дохода, всегда присутствуют сопутствующие издержки. Если мы занимаемся честным бизнесом, например, продаём поваренную соль, эти издержки можно ужать до 10 рублей.

Если же мы делаем что-то противозаконное, например, продаём наркотики, то снизить розничную цену дозы героина ниже 500 рублей будет весьма затруднительно. Хотя себестоимость дозы героина и составляет… всего два рубля.

Подведу итог.

Первое. При размышлении о возможных мошенничествах нужно учитывать «эффект масштаба». То есть, сотовой компании нет смысла воровать у абонентов один миллион долларов, если её годовой доход исчисляется миллиардами.

И двести тысяч рублей, которые россиянин тратит за свою жизнь на сигареты, являются сущей хернёй по сравнению с теми десятками миллионов рублей, которые он за эту жизнь зарабатывает.

Да-да, Вы не очитались. Зарплата 30 000 умножить на 12 месяцев умножить на 40 лет равно примерно 15 миллионов рублей.

Второе.

Почти всегда существуют некие расходы, которые не дают сделать себестоимость товара нулевой. Расходы на доставку товара до клиента, расходы на перевод денег, расходы на рекламу и так далее. Поэтому мы не можем снижать цену единицы товара ниже какой-то планки.

Эта планка может быть достаточно низкой — несколько рублей — для легального, разрешённого законом товара. Но если мы занимаемся прямым мошенничеством, то планка безубыточности не может составлять менее нескольких сотен рублей. В противном случае наши затраты на поиск и обработку «лохов» не окупятся.

Обратите внимание, что Остап Бендер отлично понимал эту закономерность. Поэтому он даже не пытался украсть свой миллион, обманув тысячи доверчивых рабочих. Остап Бендер выманил всю сумму за один приём.

Конечно, это ещё не значит, что воровать по крупному — выгоднее, чем зарабатывать деньги честно. Но, по крайней мере, воруя по крупному мы имеем шанс увидеть своё Рио-де-Жанейро. Подворовывая же по мелочи мы этого шанса практически лишены.

Update:

Как мне справедливо указали в комментариях, слово "обсчитывать" родилось не на пустом месте. Таки обсчитывают клиентов регулярно. Если и не на всех бензоколонках, то на многих продуктовых рынках -- уж точно. И нередки случаи, когда "обсчёт" санкционирует сам владелец.

А раз моя теория вошла в противоречие с жизнью, это значит, что мне надо её пересмотреть, дабы объяснить в её рамках существующие факты. Поэтому я думаю, что мне нужно изменить один из выводов.

Обсчёт клиентов таки может принести прибыль. В тех случаях, когда сумма обсчёта незначительна по сравнению с ценой товара. Например, у нас не получится, торгуя семечками, в два раза обсчитывать клиента на каждом стакане. А вот увеличить свою выручку, завышая каждый раз сумму на 10% -- легко.

Другой вопрос, что, повторюсь, это весьма тяжёлый способ разбогатеть. Так как очень сложно одновременно и строить преступную схему и экономить на издержках.

Грубо говоря, нормально обсчитывать клиентов мы можем только лично. Нанять за маленькие деньги сотрудника, который будет мошенничать за нас, мы не можем.

Поэтому владелец бензоколонки, теоретически, вполне может лично дать приказ недоливать бензин. А вот владелец сотовой компании -- уже нет. Слишком длинная цепочка до непосредственного исполнителя.

Update 2:

Очередное уточнение по поводу бензоколонок. Прикинув хер к носу, я пришёл к выводу, что суть вовсе не в том, кто мошенничает -- лично хозяин или его подчинённые. Главное -- является ли обсчёт "побочным" действием или главным.

То есть, если мимо нас проходит денежный поток, мы вполне можем примазаться к нему и украсть немного денег. Грубо говоря, сделать себе несанкционированный отвод от линии электропередач.

Но мы не можем сами создать этот поток из мелких мошенничеств. Так же, как мы не можем воровать электричество по чуть-чуть из десятка соседних дач.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →