Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Власть и оппозиция. Часть I



Зачем нужна оппозиция здоровому и самостоятельному обществу? Вопрос не так прост, как принято считать. На первый взгляд может даже показаться, будто оппозиция не нужна вовсе — ибо с какой стороны ни посмотри, явного вреда она приносит куда как больше, чем виртуальной пользы.

Вот, допустим, спортсмен бежит свою дистанцию в несколько километров. Как полагаете, имеет смысл привязывать ему к ноге гирю, чтобы она его тормозила? Побежит он от этого лучше?

Очевидно, нет. И даже если спортсмен в каком-то месте ошибётся и свернёт не туда, оппозиционная гиря ему ровным счётом никак не поможет.

Или, допустим, бизнес, традиционный рассадник либерализма. Много знаете бизнесменов, которые добровольно заведут у себя в фирме оппозицию, которая будет критиковать их по всем вопросам? Лично мне таковые неизвестны: обычно ежели «оппозицию» у себя в штате и терпят, то терпят вынужденно, а вовсе не из каких-то идейных соображений.

Возьмём более крупную структуру — армию. Численность нашей армии (включая резервные войска) — три с лишним миллиона человек. Это в десять раз больше, чем, например, население демократический Исландии. Но как-то так получается, что наша армия великолепно обходится без оппозиции: равно как и все остальные известные мне армии нашей планеты. Если же оппозиционеры таки заводятся, они моментально отправляются на гауптвахту, поразмышлять о важности соблюдения субординации.

Посмотрим на более либеральные структуры, на корпорации. В корпорации Walmart, например, работают более двух миллионов сотрудников, и эта цифра также сопоставима с населением многих небольших по меркам XXI века стран. Но оппозиционеров нет и в корпорациях...

Так зачем же тогда нужна оппозиция? Дмитрий Лейкин полагает, что хорошая оппозиция должна быть некой альтернативной властью: кем-то типа второго пилота в самолёте, всегда готового при необходимости заменить первого. Цитирую:

https://speakers-corner.d3.ru/kakoi-dolzhna-byt-nastoiashchaia-rossiiskaia-oppozitsiia-798926/

Я считаю, что настоящая российская оппозиция должна заниматься той же работой, что и действующая власть. Разумеется, только «на бумаге» — но всерьез.

То есть оппозиция точно так же, как действующая власть, должна писать законы, указы и приказы. Должна разрабатывать идеологию. Должна находить решения проблем. Должна придумывать глобальные проекты.

Разумеется, всё это не будет, в отличие от работы власти, обязательно к исполнению — зато у народа появится возможность сравнить. И определить, кто сделал одну и ту же работу лучше, а кто — хуже.

Вполне возможно, кстати, что действующая власть возьмет эту работу оппозиции на вооружение. Примет эти законы — от своего имени. Возможно, даже позовет такую оппозицию к себе в партию.

Но нам—то что? Мы же понимаем, что оппозиция нужна вовсе не для того, чтобы «захватить власть» — а для того, чтобы улучшить то, что основная власть упустила. Чтобы дополнять основную власть, а не уничтожать ее.

Только такая российская оппозиция будет настоящей. Только такая российская оппозиция будет полезной.

А все, абсолютно все остальные — не оппозиция, а самые обыкновенные демагоги и вредители.


С одной стороны, господин Лейкин прав, обрисованная им идеальная оппозиция и вправду была бы огромным шагом вперёд по сравнению с той несистемной оппозицией, которую мы со скорбью наблюдаем в настоящее время в России. Однако я всё же полагаю, что прежде чем задавать вопрос «какая оппозиция нам нужна» нам следует ответить на вопрос «зачем нам вообще нужна оппозиция».

Вероятно, я скажу очевидную вещь, однако эту очевидную вещь мы за последние годы порядком уже подзабыли. Политические партии нужны вовсе не для того, чтобы бороться за власть: политические партии нужны для того, чтобы власть учитывала интересы всех значимых групп.

Вот, допустим, есть у нас сельхозпроизводители. Их интересы достаточно понятны: защита внутреннего рынка от западного демпинга, разрешение на экспорт продукции, адекватная цена на солярку, дешёвые кредиты, возможность покупать технику по приемлемым ценам.

Есть у нас также, допустим, нефтеперерабатывающие заводы...

Кстати, лирическое отступление. За последние годы довольно много новых НПЗ введено в строй, мы всё больше и больше нефти перерабатываем у себя. Продолжается строительство новых и новых НПЗ, через какое-то время сырую нефть мы перестанем экспортировать вовсе, будем всю перерабатывать сами:

http://ruxpert.ru/Крупные_российские_проекты_(строящиеся)

Так вот, есть у нас нефтеперерабатывающие заводы. Им нужно, чтобы производство солярки окупалось. Если государство будет слишком сильно душить их по цене в пользу сельхозпроизводителей, им придётся работать в минус.

И вот таких групп — сельхозпроизводители, НПЗ, металлурги, нефтяники, военные, врачи, собаководы, пенсионеры и прочая и прочая — у нас в стране весьма много. И у каждой из этих групп есть свои интересы: хотя, конечно, влияние собаководов куда как меньше, нежели влияние нефтяников.

Поднимемся теперь на уровень действующей власти. Вот принимается какое-нибудь существенное решение: допустим, обязать металлургов продавать на внутреннем рынке металл по низкой цене. Это решение позволяет автозаводам легче пройти кризис — так как на дорогой металл в условиях падения продаж у них денег нет — однако это решение вынимает какое-то количество денег из кармана металлургов.

Следовательно, властям нужно позаботиться о том, чтобы компенсировать металлургам убытки: возможно не прямо сейчас, а через какое-то время, когда кризис закончится. Если же интересы металлургов последовательно игнорировать, они перейдут в жёсткую оппозицию и будут пытаться сменить власть на ту, которая будет учитывать и их интересы тоже.

Обратите, пожалуйста, внимание: предполагается, что народ в России избирает всю власть единолично, включая депутатов всех уровней и президента. В виртуальном мире политических фантазёров никаких групп влияния нет, и мнение владельца металлургического завода ничуть не более важно, чем мнение сторожа, который охраняет на этом заводе склад списанных цеховых велосипедов.

В реальном мире дела обстоят, разумеется, иначе. Когда принимается то или иное решение мнение и интересы народа учитываются — но учитываются также и интересы других групп. Если оценивать очень грубо, то можно оценить влияние народа где-то в 20% от всего объёма властных голосов. Остальные 80% — это банкиры, нефтяники, военные, деятели культуры и прочие группы, перечислить которые нет никакой возможности в силу их большого количества.

Наш президент, Владимир Путин, имеет сейчас мандат доверия от народа — те самые 20% властных голосов. Что будет, если Владимир Владимирович начнёт действовать без оглядки на интересы разных влиятельных группировок — так, как требуют от него сторонники «массовых расстрелов»?

Остальные элиты очень быстро перейдут в жёсткую оппозицию. Так как когда власть игнорирует ваши интересы, другого выбора у вас нет — или вы уходите в оппозицию, или вы теряете свои активы и выбываете из рядов элит.

Проведу аналогию. Допустим, вы живёте в многоквартирном доме, за порядком в котором следит некий управдом. Допустим, вы зарабатываете себе на хлеб уроками музыки, и к вам в дневное время приходят ученики, которых вы учите играть на фортепиано.

Что будет, если управдом скажет вам, что играть на фортепиано вам можно не более часа в день, так как музыка мешает другим жильцам отдыхать?

С точки зрения лубочной демократии он будет прав: большинство жильцов предпочитает тишину, а на ваши личные проблемы большинству жильцов глубоко наплевать. Однако своим решением управдом создаст вам очень серьёзные неудобства. Если управдом будет «наступать на ногу» аналогичным образом не только вам, но и другим жильцам, через какое-то время в доме сформируется непримиримая оппозиция, которая и пролоббирует замену управдома на более адекватного.

В масштабах страны происходит ровно то же самое. Власть, которая игнорирует мнение распоряжающихся ресурсами групп, весьма быстро перестаёт быть властью. И это правило работает для любого государственного строя — от феодализма до коммунизма. Если вы полагаете, что Иосиф Виссарионович при принятии решений не думал, как отреагируют на них советские элиты, у меня весьма обескураживающие новости для вас.

Точно так же и Николай II, при всех его недостатках, не имел возможности поступать с либералами по своему усмотрению. Если бы Николай II начал массовые репрессии, с большой долей вероятности его правление закончилось бы значительно раньше весны 1917 года.

Вы спросите меня: как могут, например, банкиры влиять на власть, если каждый банкир технически оснащён ровно одним голосом избирателя, а общее поголовье банкиров в масштабах страны исчезающе невелико.

Отвечу. Путём спонсирования газет, журналов, телеканалов, политиков и общественных деятелей. Газеты, которые получают от банкиров деньги, начинают писать, что де было бы неплохо, чтобы ГИБДД при регистрации продажи автомобиля проверяло, не находится ли автомобиль в залоге у банка. Депутаты, избирательную кампанию которых оплачивали банкиры, составляют соответствующий законопроект и пытаются продавить его через Думу. Так деньги преобразуются во власть.

Есть, разумеется, и другие механизмы влияния. Так, например, интересы сельхозпроизводителей власть учитывает уже хотя бы потому, что те обеспечивают продовольственную безопасность. Дефицит продуктов или рост цен на продукты — очень неприятная перспектива для властей, поэтому разумные требования сельхозпроизводителей власть старается по возможности удовлетворить.

Когда же договориться с властью у элит по-хорошему не получается, в стране образуется майдан. Народ сам по себе массово выходят на улицы обычно только в тех случаях, когда ему физически нечего кушать. В современных странах до такой степени деградации экономика доходит разве что в африканском регионе: в наших же широтах физический дефицит продовольствия — дело весьма редкое.

Однако для организации майданов есть хорошо отработанные рецепты: СМИ начинают рассказывать о том, что «нас обманули», политики один за другим демонстративно присоединяются к бунтовщикам, силовикам объясняют, что если они будут мешать протестующим, после успеха революции у них будут проблемы.

У правителя, восстановившего против себя большую часть элит, обычно нет шансов — даже в тех случаях, когда он реально опирается на народ. Если же у него нет и поддержки народа, майдан проводится быстро и безболезненно: неделька другая прыжков на площади и, получившему «чёрную метку» правителю остаётся только спешно покидать страну. За последние годы мы с вами не раз наблюдали подобные сценарии на разных континентах.

Окончание статьи: http://fritzmorgen.livejournal.com/805064.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 766 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →