Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Культура Страха

Вы, конечно же, слышали про Культуру Стыда и Культуру Вины.

Вкратце, почему немец не пойдёт в обеденный перерыв тырить у сослуживцев мелочь по карманам? Потому что немец знает — после совершения акта воровства, его будет грызть чувство вины. Особенно в том случае, если немца не поймают и он останется безнаказанным. Этот немец — представитель Культуры Вины.

А почему японец не будет шарить по курткам своих узкоглазых коллег? Потому что его могут за этим делом застукать, и ему станет очень стыдно. Потому что для представителя Культуры Стыда главное — это мнение окружающих.

Теперь вопрос. Вот у нас в России — какая культура? Культура Вины или Культура Стыда? Что главное для нашего человека — хорошо выглядеть в собственных глазах или хорошо выглядеть в глазах окружающих?

Единого мнения на этот счёт, насколько мне известно, нет. Как правило, интеллигенты говорят уклончиво — дескать, мы одновременно испытываем и Вину и Стыд. Ну, как обезьянка в том анекдоте про умных и красивых зверей.

Однако чем дольше я смотрю вокруг, тем больше убеждаюсь, что у нас — третий тип культуры. И это — отнюдь не Культура Вины и не Культура Стыда. Это — Культура Страха.

В самом деле. Как мотивируется наш человек? Страхом и только им. Вот наверняка знакомые Вам с детства фразы:

Учись как следует, а то вырастешь дворником.
Поступай в институт, а то заберут в армию.
Не спеши увольняться, а то не найдёшь новую работу.
Работай по трудовой книжке, а то будет маленькая пенсия.
Сделай ребёнка, а то в старости будет воды некому подать.
Обзаведись квартирой, а то что как — и станешь бомжом.


Все эти нелепые угрозы являются органичной и естественной частью жизни огромного количества людей. Помните про Путь Станка? Путь, по которому идут миллионы — от детского сада, через школу и институт, к бесконечной Работе?

Взять хотя бы те безумные цены на квартиры, на которые сейчас жалуются чаще, чем на Чубайса во времена приватизации. Почему желание иметь свою квартиру настолько велико в наших соотечественниках? Ясен перец, потому что страшно. Страшно без собственной квартиры-то, ага?

Так вот. Станки не испытывают чувства стыда. Станки не чувствуют себя виноватыми. У станков просто есть определённые барьеры, которые им запрещено пересекать. И проблема даже не в том, что после пересечения барьера станок получит удар током. Проблема в том, что нормальный станок до дрожи в шарнирах боится пересекать барьер.

Вот цитата из Марка Твена:

Большим пальцем ноги Том провел в пыли черту и сказал:
— Только перешагни эту черту, я тебя как отлуплю, что своих не узнаешь. Попробуй только, не обрадуешься.
Новый мальчик быстро перешагнул черту и сказал:
— Ну-ка попробуй тронь!
— Ты не толкайся, а то как дам!
— Ну, погляжу я, как ты мне дашь! Чего же не дерешься?
— Давай два цента, отлуплю.


Визави Тома Сойера, как видим, не придал черте особого значения. Перешагнул и всё. А вот станок устроен по-другому. Для станка нарисованная черта — это реальный барьер. Ну, как для робота Азимо. Которому чертят на полу специальным маркером линию, и он знает — вот за эту линию — ни манипулятором.

Тут нужно сделать пояснение. Стоп-линии бывают двух типов.

Некоторые линии перешагивать действительно опасно. Например, сложно назвать иначе как отморозком человека, который без острой необходимости пересекает двойную сплошную. Мне, кстати, так однажды и сказал один гаишник. «Представьте себе, Фриц Моисеевич, что двойная сплошная — это бетонная стена». И, знаете, я воспринял тогда это не как издевательство, а как вполне разумный совет.

Но есть и стоп-линии, за пересечение которых никаких санкций не предусмотрено.

Позавчера я про это уже писал. Что свободный человек тем и отличается, что не боится пересечь нарисованную черту. Ну а Станок, увы, физически неспособен отличить — где черта нарисована просто так, а где — по делу.

Не верите? Думаете, преувеличиваю? Пожалуйста. Вот типичный комментарий к тому посту, про «убедитесь сами»:

Хорошо, давайте посмотрим некоторые другие Ваши примеры.

1. «Вот представьте себе, Вы видите дверь. На двери написано — “закрыто”. Вам нужно попасть за эту дверь. Что будете делать? Вариантов-то всего два» — а если эта дверь в самолете, который летит на высоте 10.000 метров, есть риск?

2. «Девушка говорит “нет”? Нужно попробовать поцеловать. Может быть, она говорит “нет” просто так — из кокетства» — а может быть она говорит нет, и одновременно с этим достает из сумочки нож для самообороны и приставляет его к вашему горлу?

3. «Клиент говорит “нам это не нужно”? Надо попробовать выставить счёт. Вдруг оплатят?» — А вдруг выставление счета будет последней каплей его терпения, и наутро ваша лавочка будет сожжена дотла?


Обратите внимание — я писал про просто дверь, просто девушку и просто клиента. Откуда же взялись в комментарии bustor эти ужасы? Девушки с ножами, самолёты, летящие на высоте 10 километров? Где, наконец, водятся клиенты, готовые сжечь (sic!) Вашу контору, получив по факсу ненужный им счёт?

Да всё очень просто. Нету этих ужасов. Просто человек, как существо разумное, совсем не готов признать, что совершает бессмысленные поступки.

Вот мозг Станка и делает финт — любезно выдумывает оправдание бессмысленному барьеру. Нож в сумочке у девушки. Или там толпу сотрудников клиента, с факелами и в белых балахонах. Неважно что, лишь бы страшно было.

Кстати, таким поведением отличаются не только люди. Феликс Кирсанов, например, описывает вот такой забавный эксперимент с обезьянами:

В клетке сидят несколько обезьян. Под потолок клетки лаборант вешает связку бананов, под бананы ставит стремянку. Одна из обезьян пытается на стремянку залезть и… садисты учёные тут же обливают её ледяной водой из шланга. Достаётся немного водных процедур и сокамерникам.

Дальше залезть на стремянку пытается вторая обезьяна. Недремлющие учёные обливают и её тоже. Ну и товарищей смелой обезьяны также обливают — за компанию.

Остальные обезьяны понимают — на стремянку лучше не лезть.

Тем временем учёные вынимают из клетки одну мокрую обезьяну и сажают внутрь одну сухую — из другой клетки. Сухая моментально подлетает к стремянке — бананов-то хочется. Но вместо бананов неопытная тварь получает конкретных тумаков от более опытных животных. Им-то третий душ за день совсем не улыбается.

Меняют вторую мокрую обезьяну на сухую. Новенькая, само собой, тоже ломится к бананам и тоже получает свою порцию тумаков. Больше всех, разумеется, при «обучении» старается сухая обезьяна, которую били пять минут назад.

Делают ещё один обмен, ещё один. В конце концов, в клетке не остаётся ни одной обезьяны, которую когда-либо обливали водой. Однако к стремянке всё равно не сунуться. Потому что у обезьян установилась традиция — на стремянку не залезать.


В таком же положении — в положении Сухих Обезьян — находятся и современные нам Cтанки. Что конкретно будет, если они встанут на стремянку, им неизвестно. Но проверять им не хочется. Мало ли что?

Кстати, этим обстоятельством во многом объясняется и безумная «отвага» некоторых наших водителей. Они просто не понимают — что можно нарушать, а что нельзя. Ну а так как душа требует хоть что-нибудь да нарушить… ну, Вы поняли.

Подведу итог.

Мы с Вами живём в Культуре Страха. Этот Страх направляет людей по Пути Станка. Детский Сад — Школа — Институт — Работа — Пенсия — Могила. И на каждом этапе жизни у Живых Станков есть огромное количество границ-барьеров, которые им страшно перешагнуть. Собственно, эти-то барьеры и не дают станкам свернуть со своего скорбного пути.

Как отличить Живого Станка от человека другой культуры? Очень просто. Живой Станок не видит отличия между реальными страхами и иррациональными.

Например, я пишу: «Подёргайте ручку двери, а вдруг она открыта?». Мне на это приводят контраргумент: «Наркотики продавать нельзя, могут посадить. Но надо попробовать, вдруг не посадят. И продавать до тех пор, пока менты не повинтят».

Казалось бы — где «подёргать ручку двери», а где «попродавать наркотики»? Абсолютно разные ведь вещи? Ан нет. В голове у Станка и закрытые двери, и продажа наркотиков лежат на одной полочке. «Нельзя, и всё».

Теперь традиционное послесловие.

Конечно же, сейчас я услышу вопрос — а как же вылечить этих несчастных? Как заставить их свернуть со своего унылого и мучительного пути к неминуемой смерти?

Отвечу честно — не знаю. Меня это не слишком интересует. Мне вполне достаточно того, что я увидел некую закономерность.

Представим себе европейца, который попал в суровую мусульманскую страну. Где все блюдут трезвость и молятся по нескольку раз на дню.

Будет вменяемый европеец пытаться «вылечить» мусульман? Смею полагать, что не будет. Просто учтёт, что не стоит предлагать деловым партнёрам «пропустить по рюмочке» в честь подписания контракта. Ну и, само собой, закупится затычками для ушей, чтобы не просыпаться от криков муэдзина.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 200 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →