Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Набег колясочников на центр Петербурга



Вчера я участвовал в рейде инвалидов-колясочников на Невский проспект. Мне и другим ходячим представителям общества выдали по хорошей немецкой коляске от спонсоров, мы получили краткие инструкции от организаторов и покатили в набег. Устроено всё было на пять с плюсом. Организаторы — И:Volution, узнать про них больше можно на сайте иволюшн.рф.

Вот наша стихийная команда. Общее число колясочников я не считал, но по ощущениям среди нас добровольных тестеров и настоящих инвалидов было примерно поровну.



Первым делом я попытался заехать в коляске на перегороженный парковочным барьером спуск. Я ненавижу эти барьеры после одного инцидента в прошлом и я бы с радостью написал сейчас, что этот барьер мешает проезду колясок.



Однако, увы, проехать мимо барьера и заехать на тротуар удалось безо всякого труда. Это оказался инвалид-френдли барьер.



Мелкие лужи сидящему в коляске нипочём, так как ноги находятся на некотором расстоянии от асфальта. А вот перчатки по нашей погоде моментально становятся мокрыми. С одной стороны, это плохо. С другой стороны, у мокрых перчаток лучше сцепление с металлом, руки меньше скользят.



Воодушевлённый успехом, я пересёк дорогу и попытался заехать на незаметный для пешехода стык между проезжей частью и тротуаром. Выяснилось, что даже подъём в три-четыре сантиметра для коляски является очень серьёзным препятствиям. На фото я не разглядываю изображённый на люке герб Петербурга — я безуспешно пытаюсь преодолеть барьер.



Здесь мы с oksa_sun уже едем мимо Екатерининского сквера — излюбленного места встреч петербургских гомосексуалистов. Езда по брусчатке даёт серьёзную физическую нагрузку на непривычные руки. Конечно, вы можете возразить мне, что инвалиды имеют все возможности попрактиковаться и руки накачать… но, увы, многие инвалиды кроме неработающих ног имеют ещё и проблемы с руками. То есть, руки у них даже слабее, чем у обычных нетренированных людей.



В итоге один из волонтёров пришёл мне на помощь и повёз меня. Вообще, отмечу, что в случае затруднений с преодолением препятствий помощь от наших волонтёров следовала незамедлительно. Я не удивлялся этому, так как и сам всегда прихожу на помощь инвалидам, когда им надо, например, забраться или выбраться из метро.

С другой стороны, я считаю, что колясочник должен иметь возможность ездить и без посторонней помощи. Это очень важно.



Это переход через Невский проспет. Меня через него прокатили с ветерком, так как сам колясочник едет несколько медленнее, чем идущий человек, и шансов успеть пересечь Невский на зелёный сигнал светофора у него не очень много.



Дальше мы поехали петлять по Невскому, периодически пытаясь завернуть в разные злачные места.



Вот это, например, толерантный Бенеттон.



Негритянку в витрине они политкорректно разместили, а вот выравнивать въезд в магазин так, чтобы туда мог заехать колясочник, уже не стали.



Я ещё могу понять ситуацию типа вот такой — когда устройство пандуса технически довольно дорого и тяжело. Однако большая часть магазинов на Невском может обустроить комфортный въезд в свой магазин очень быстро и дёшево — разница между полом магазина и поверхностью тротуара мало где превышает 10-20 сантиметров. Проще говоря, никаких финансовых и технических причин, чтобы делать эти антиколясочные барьеры, не существует. Это банальное безразличие владельцев магазинов.



Вот здесь лидер одного из движений петербургских колясочников рассказывает мне про моё временное средство передвижения. Оказывается, нам выдали на пробу хорошие немецкие коляски. Такая коляска стоит около тридцати тысяч рублей. Ещё четыре тысячи надо будет потратить на резиновую обкладку на колёса для рук — без неё ездить неудобно, так как ладони постоянно скользят о металл. Эта коляска весит двенадцать килограмм.

Более продвинутая коляска, весом семь килограмм, стоит уже под 100 тысяч. А внедорожные коляски с моторчиками могут стоить и 300-350 тысяч.



В каждый магазин мы всем кагалом не заезжали — обычно из группы выделяли одного-двух представителей, чтобы те попытались проехать внутрь не создавая толпы.



Вообще, по моим ощущениям, привести в порядок конкретно Невский будет довольно легко. Плитка уложена ровно, асфальт проложен нормально. Просто тот, кто делал проект последнего ремонта, болт класть хотел на инвалидов. Видите маленьний бордюрчик на фото? Там буквально несколько сантиметров, а на коляске его уже не преодолеть. Минимальный пандус — в те же несколько сантиметров по высоте и сантиметров 10-20 по ширине — решит проблему.

Например, можно тупо взять лежачего полицейского ценой в тысячу рублей и разрезать его на две части вдоль. Этого уже хватит, чтобы благоустроить один пешеходный переход. На весь Невский, соответственно, потребуется несколько сотен тысяч рублей (максимум) и неделя работы двух рабочих. Уверен, что у города такие ресурсы есть.



Ехать по ровной поверхности не очень напряжно. Получается, правда, медленнее, чем у спокойно идущего петербуржца. Чтобы не выбиться из колонны приходится крутить колёса в хорошем темпе.



Вот с мостами дела обстоят несколько тяжелее.



Аничков мост, например, пришлось объезжать по проезжей части — заехать на две ступеньки довольно сложно даже с посторонней помощью. Это не ок.



Длинный переход через Невский, теоретически, можно проехать и самому. Но, опять-таки, если бодро работать руками. Стоит чуть замешкаться, и в момент начала движения автомобилей ты окажешься на середине проезжей части.



Вот ещё раз тот самый стык между плиткой и асфальтом. Абсолютно незаметный для пешеходов и совершенно непреодолимый для колясок.



Светлана Быстрова, руководитель ещё одной инициативной группы, предложила мне перебраться со спонсорской немецкой коляски на более дешёвую и попользованную, чтобы оценить разницу.



Разницу я с непривычки не оценил. Ехать было примерно одинаково тяжело как на той, так и на другой коляске.



Дворец гастрита — МакДоналдс.



Как вы уже поняли, заехать в него на коляске без посторонней помощи нереально.



А вот в отеле Рэддисон всё в этом плане отлично. Улыбчивый швейцар открывает двери, и можно спокойно зарулить внутрь. Внутри, как я понял по рассказу разведчиц, тоже всё подготовлено.



Большую часть рейда меня катили добровольцы. Это было очень кстати — на мускульной тяге мне с непривычки пришлось бы туго.



Что делать с вот такими катакомбами — я не знаю. Наверное, есть инженерные решения и для подобных ступенек. Но стоят они, подозреваю, довольно дорого.



Вот здесь в кадр попала джигитовка — опытный колясочник показывает нам, как при наличии одной здоровой ноги можно взобраться на несколько ступенек без посторонней помощи. На всякий случай ещё раз отмечу, что на подобные трюки огромный процент инвалидов неспособен чисто физически. Хотя бы потому, что у многих не работают нормально даже руки.



При помощи сопровождающего забраться даже на неподготовленный тротуар довольно легко.



Вот здесь надо надёргать уши проектировщикам. Стильный гранитный вход явно стоил достаточно дорого, чтобы можно было предусмотреть и проезд для колясок.



А вот здесь я попытался заехать в салон МТС.



Если первую ступеньку, в три сантиметра, может быть, опытному колясочнику и удалось бы с хорошего разгону преодолеть, то вот ступенька внутри магазина без посторонней помощи непроезжабельна.



Кофешоп тупо и цинично отгородился от инвалидов непреодолимым барьером.



Вот ещё одна антиколясочная ступенька. Обратите внимание — у коляски есть не только большие задние, но и маленькие передние колёса. Эти колёса во все ступеньки и упираются. Если же начать крутить большие колёса сильнее, то они просто прокручиваются на месте. Поэтому барьер в три-пять сантиметров становится уже крайне серьёзным препятствием, а барьер в десять сантиметров — который на велосипеде, например, проехать несложно — для обычной коляски и вовсе непреодолим.



Уровень зрения сидящего в коляске человека — примерно как у ребёнка-дошкольника. Для меня было весьма непривычно наблюдать такое количество проходящих мимо задниц.



Корреспондент берёт интервью у одного из братьев Касьяновых — организаторов акции. Юноша учится сейчас в институте, однако после слияния с Горным институтом его институт собирается, как я понял, выгнать всех заочников на мороз.



Последним пунктом нашего рейда был большой торговый центр «Стокманн». Там было всё в порядке, если не считать отвратительного кафе на нулевом этаже, в котором мне не повезло пообедать после набега.



Закончили рейд мы на Площади Восстания. Результаты набега, в общем, достаточно хорошие. Стало ясно, что ровно ничего — кроме банального безразличия — не мешает городу и магазинам сделать Невский проспект комфортной для колясочников средой. Безразличие же можно побороть, например, при помощи подобных рейдов, которые теперь, надеюсь, будут проводиться разных местах города регулярно.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →