Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Десять гвоздей в гроб школьного учителя



Павел Дуров родил гениальную статью с первосортной клеветой на наше образование. Цитирую один из фрагментов, под которыми я мог бы с гордостью поставить собственную подпись:

http://slon.ru/ipad/7_elementov_sistemy_obrazovaniya_xxi_veka-786760.xhtml

Представьте, что голливудские фильмы доходят до жителей деревень не в цифровом виде, а в виде сценария, по которому в местных театрах ставится постановка с участием деревенских актеров с сельским инвентарем. Придя на просмотр «Титаника», жители видят не Леонардо ди Каприо на тихоокеанском лайнере, а своего соседа Ивана Петровича на картонной барже.

Забавно? Однако именно такой доцифровой способ передачи информации используется сегодня в среднем образовании.

А ведь действительно, Дуров полностью прав. Та же математика, например, восхитительно интересная дисциплина. Тем не менее, дети часто математику ненавидят.

Кто в этом виноват?

Очевидно, плохие учителя, которые не умеют математику готовить. Вот, например, мороженое на наших молочных комбинатах умеют готовить хорошо. Поэтому большей части детей мороженное таки нравится.

Давайте сравним «среднего» школьного учителя с лучшим учителем страны, которому, допустим, некий эксцентричный миллиардер выдал грант для организации онлайн-вещания своего предмета. Чтобы не путать наших учителей, я буду называть их условно «Нудятин» и «Грантов».

Вот десять очевидных отличий.

1. Нудятин знает свой предмет на уровне студента-троечника, закончившего педагогический вуз. Новых книжек по своему предмету он читает — будем честными — вряд ли больше одной за пару лет. Никакой научной деятельности он не ведёт. В реальной жизни свой предмет не использует никак.

Грантов владеет предметом на уровне кандитата или доктора наук, при этом он регулярно читает новую литературу, общается с лучшими специалистами страны по этому предмету и ежедневно получает лошадиную дозу профессионального общения, разбирая обратные отзывы от лучших учеников и их родителей.

2. Нудятин знает о психологии преподавания ровно то, что ему вложили в голову в «педе» — то есть, меньше, чем ничего.

Грантов, будучи одним из лучших учителей в своей области, умеет сделать интересными даже те разделы своего предмета, которые традиционно считаются сложными и скучными.

3. Нудятин вынужден следовать заскорузлой школьной программе и прогонять свои классы через канцелярски-тоскливые учебники, заполненные на девяносто процентов унылым чиновничьим бредом. Процитирую абзац из школьного учебника русского языка:

Сложное предложение можно определить как сочетание простых предложений, в котором образующие его части не обладают всеми свойствами простого предложения. Они не имеют главного свойства предложения как коммуникативной единицы — смысловой и интонационной законченности. Интонация конца предложения присуща сложному предложению в целом.

Я так и вижу, как целая бригада дармоедов работала над этим дерьмом. Подбирала наиболее грамотные канцеляризмы, волновалась, достаточно ли точно они следуют инструкциям…

Школьные учебники были бы хороши, если бы на основе их текстов детей учили правильно составлять юридические договоры. Однако использовать эту гнусь по прямому назначению — для обучения детей школьным предметам — могут только паталогически далёкие от педагогики люди.

Грантов, в отличие от Нудятина, не связан никакими инструкциями и циркулярами. Ему наплевать на всех этих бесчисленных трутней из Минобразования, которым надо получать зарплату за производство и утверждение своей снотворной макулатуры. Поэтому Грантов может себе позволить использовать в качестве пособий лучшие книги, написанные самыми талантливыми авторами. Книги, у которых нет никаких шансов пролезть сквозь сито бюрократических утверждений.

4. Нудятин имеет характер. У Нудятина сложная работа: он то срывается на детей, то вступает в их иерархические игры и выбирает себе любимчиков, то приходит на урок больным либо с похмелья. То есть, Нудятин привносит в процесс обучения все свои личные проблемы и заморочки.

Грантов же оставляет свой характер в оффлайне. Формат удалённого обучения позволяет ему быть всегда спокойным и рассудительным, работать без срывов.

5. Нудятин является заматерелым неудачником по жизни. Не торопитесь сейчас приводить мне примеры «успешных» учителей: таковых не очень много, а Нудятин — таки средний учитель. Дети, обучаясь у Нудятина, вынуждены выбирать из двух вариантов.

Или они считают Нудятина правильным взрослым, и тогда они покорно перенимают у него все повадки неудачников, что немало «помогает» им во взрослой жизни. Или они сознают, что Нудятин — неудачник, и тогда они просто физически не могут заставить себя чему-либо у него научиться.

Грантов же, будучи лучшим учителем страны, однозначно является достойным уважения человеком, который более чем может служить для школьников положительным примером.

6. Нудятин тратит массу времени не на собственно обучение, а на проверку домашних заданий, составление отчётов и прочую тупую бумажную работу.

За Грантова всю текущую муть делает его команда. Грантов может позволить себе сосредоточиться непосредственно на преподавании.

7. Нудятин преподаёт один и готовится к урокам тоже один.

Грантову команда помогает построить урок самым лучшим образом, заранее исправить все недочёты, подобрать самые интересные и смешные примеры, и так далее, и тому подобное. Грантову помогают стилисты, визажисты, режиссёры… каждый урок делается как маленький фильм.

8. Нудятин физически не может уделить каждому ученику больше, чем несколько минут времени на уроке. Так как он один, а учеников, допустим, двадцать, и кроме общения с учениками он должен ещё и выбубнить тему урока.

Грантов при помощи современных технологий удалённого обучения и своих помощников может дать каждому ученику столько времени, сколько нужно. При этом его ученики не только будут освобождены от необходимости выслушивать блеяние отстающих и перекличку присутствующих — они всегда смогут получить на конференции помощь дальше продвинувшихся учеников и ответы на все свои вопросы.

9. Нудятин не может составить для каждого своего ученика индивидуальный план обучения.

Грантов делает это для каждого ученика автоматически. Каждый движется в собственном ритме и в интересной ему последовательности.

10. Нудятин достигает пика своей преподавательской формы ещё до тридцати лет, и дальше потихоньку деградирует до самого выхода на пенсию.

Грантов постоянно повышает свою квалификацию и каждый день узнаёт что-то новое. Будучи избавленным от рутины, он является не несчастным, нервным и забитым существом, а действительно одним из умнейших людей страны.

Кроме того, Грантову не даёт спать внимание общества и конкуренция. Нудятин знает: как бы он ни халтурил, никто особо не обратит на это внимания. Грантов позволить себе халтурить не может. Результаты его работы видны сотням тысяч людей, и стоит ему разок расслабиться, как это тут же скажется на результатах его учеников и на рейтинге его курсов.

Подведу итог

Мы с вами живём в эпоху технологических перемен. И эта эпоха — в отличие от эпохи перемен политических — весьма приятное для жизни время. Конечно, плохие учителя от внедрения новых технологий сильно пострадают: им придётся переквалифицироваться в охранников или паспортисток. Однако хорошие учителя получат, наоборот, гораздо больше возможностей, чтобы вкладывать лопатами в детские и взрослые головы отборную гранитную крошку науки.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 531 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →