Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Спасибо, папа, я как-нибудь сам разберусь

Читаю регулярно комментарии примерно в таком ключе: «Пишете, Фриц Моисеевич, интересно, но зачем же Вы сатанизмом балуетесь? Покайтесь, пока не поздно». Реагирую я на подобные комментарии с известной долей иронии.

Примерно так, наверное, инженеры на заводе Альфа Ромео реагируют, когда им говорят — «машина хорошая, но почему же мотор так громко работает»? На самом деле, инженеры специально настраивают глушитель хитрым образом, чтобы автомобиль красиво и мелодично рычал. Особенный звук двигателя — визитная карточка Альфа Ромео.

Точно так же, с недоумением, посмотрят на Вас в магазине спорттоваров, если Вы будете жаловаться, что гантели слишком тяжёлые, и Вы устаёте, когда с ними занимаетесь. Ведь на то и нужны гантели, чтобы мышцы устали.

Короче, мой журнал не случайно начался с сатанизма и не случайно пришёл к метасатанизму. Моё мировоззрение — это основа, на которой крепятся мои взгляды и о детях, и о школах, и о наркотиках и, не в последнюю очередь, о бизнесе. И чтобы рассказать про своё мировоззрение, я хочу прокомментировать статью из свежих «Итогов» — размышления писателя Александра Проханова о современной российской армии. Вкратце, в этой статье Александр говорит, что служить в армии обязан каждый, так как это — его священный долг перед Родиной.

Вот две самые яркие цитаты из статьи:
1. Это долг каждого гражданина — защищать страну и умирать за неё в период национальных катастроф.
2. На мой личный взгляд, следущим идеалом после служения Господу Богу стоит идеал служения Родине, Отечеству.

Теперь вопрос. А где же здесь сам человек? Почему писатель полагает, что сам человек стоит на десятом месте — после Б-га, Родины и прочих своих «долгов»?

Ответ на этот вопрос мы найдём, если представим себе некую семейную фирму или клан мафиози. Есть глава семьи, который принимает решения, есть его сыновья которые эти решения по мере сил выполняют. Есть многочисленные младшие родственники, которые вносят свой скромный вклад в общее дело.

Как в такой фирме/семье учат жизни детей? Примерно так. «Петя, запомни. Главное — это Семья. Всё остальное для тебя должно быть на втором месте». И Петя, когда вырастает, вливается в команду и тянет свою лямку. Всё получается справедливо и допропорядочно.

Однако есть и одна маленькая проблема. А что же делать Пете, если он не хочет трудиться на вторых ролях в семейном бизнесе? Бывает ведь так, что Петя хочет жить своей жизнью, самому выбирать свою судьбу? Помните, у Юлия Цезаря: «Я предпочитаю быть первым в любой захудалой галльской деревушке, чем вторым в Риме».

Кстати, в тех же самых «Итогах» проскочила цитата Айртона Сенны, пилота Формулы 1: «Второе место — это, на самом деле, первое место среди лузеров».

Так вот. Родственники, надо полагать, будут весьма недовольны решением Пети уйти из семьи. Будут всячески стыдить его, будут объяснять, как нехорошо он поступает, отказываясь продолжить дело отцов и дедов. Примерно в духе писателя Проханова — дескать, «это твой святой долг» и «ты нам по жизни должен».

Весьма показательно, что Проханов употребляет выражение «сатанинская оболочка», когда характеризует точку зрения своих оппонентов. Потому что, действительно, сатанизм неотделим от свободы. Продолжу аналогию с семейной фирмой.

Члены семьи, которые старательно делают общее дело, — это христиане/коммунисты. Они понимают, что они в жизни — не главные, и смирились с этим. Ну а главное для них — это Б-г, Народ, Родина, Нация или ещё какое-нибудь сообщество.

Бывшие члены семьи, которые решили жить своей жизнью и поссорились по этой причине со своими родственниками — это сатанисты. Их главный «грех» состоит в том, что они имеют наглость иметь свои интересы, не совпадающие с интересами Семьи.

Ну а бывшие члены семьи, которые сохранили со своими родственниками нормальные отношения — это метасатанисты. Выросшие дети, которые любят и регулярно навещают своих родителей, но живут своей жизнью.

Кстати, я не говорю, что моё мировоззрение — метасатанизм — является нормальным для здорового человека. Более того, я склонен полагать, что метасатанизм — это болезнь. Думаю, что для здорового человека нормальной является жизнь в большом коллективе — семье или стране — и подчинение себя разнообразным принципам. Представьте себе человечество в виде большого единого организма. Не могут же в этом организме клетки сами решать, что им делать? Для организма это будет губительно.

Но, так уж получается, я совершенно не готов жертвовать своими интересами ради любых высоких целей. Интересы прогрессивного человечества и рабочего класса волнуют меня только в той степени, в которой они не противоречат моим собственным.

И на упрёк Проханова «ты должен идти армию» я хочу ответить просто: «Заставь, если сможешь». У меня своя жизнь, и я не собираюсь выполнять распоряжения пожилых литераторов.

Продолжу аналогию с семейной фирмой. На днях я разговорился с одним таксистом, и вот такой примерно у нас получился диалог:

Таксист: Страшно ездить стало по городу. Слишком много горбоносых вокруг. Два месяца назад один такой джигит влетел мне в задницу на своей девятке. Сам на руле повис, пассажир через лобовое стекло вылетел на мой багажник. Дикие люди.
Фриц: Да, дикие люди. Но, может быть, пройдёт лет тридцать и их дети ассимилируются? Будут нормально говорить и нормально ездить?
Таксист: Ты думаешь, они здесь остаются? У меня есть несколько знакомых хачей, они здесь только денег срубить. У него там, в горах, дом полная чаша, жена, девять сыновей и семь дочерей. Денег заработает у нас, вернётся домой, а дальше — зачем ему работать? Дети прокормят.
Фриц: Но в Петербурге жить-то лучше чем в горном ауле!
Таксист: Чем лучше? Одни зимы наши болотные чего стоят. Да и не будут здесь его дети кормить. А там — будут. Традиции такие.

Звучит как дикость, правда? А если выросший ребёнок захочет покинуть аул и, допустим, обосноваться в Петербурге? С точки зрения наших южных соседей, это будет преступление с его стороны. Нельзя покидать родителей.

Однако и наша, советско-российская мораль недалеко ушла от морали наших родственников с Кавказа. Большинство из нас категорически не готовы поставить себя и свои интересы на первое место. На первых местах в голове у большинства людей стоят Б-г, Родина, Дети и Родители. Человечество, в конце концов. Люди являются винтиками в большой машине человечества и думают, что так и должно быть.

Впрочем, буду откровенным, точно так же думаю и я. Полагаю, что даже Солженицын с его «Жить не по LJ», и академик Сахаров и прочие пастыри необходимы для стада. Но, повторюсь, подчиняться движениям сучковатых палок этих проповедников я не считаю нужным.

Значит ли это, я являюсь врагом для человечества? Отнюдь. Я не сторонник идеи Ницше «всё разрушить ради Сверхчеловека». С моей точки зрения, мы с человечеством — соседи, а не враги. Представьте себе, что кораблекрушением на остров с неграми прибило ирландского пирата. С одной стороны, пирату безраличны желания вождя и шамана, равно как и задачи племени. С другой стороны, пират может рассказать немало интересного, и научить негров разным любопытным вещам. Симбиоз в чистом виде.

Кроме того, не будем забывать, что любому пирату нужно общество. Так уж устроены люди — в одиночестве хиреют и чахнут. Вы, наверное, слышали, что человеку нужно не меньше восьми объятий в день, просто чтобы чувствовать себя нормально? Ну так и известные мне анхуманы не являются исключением.

Предвижу вопрос. «А какие же у тебя, Фриц, цели?». Цели у меня довольно скромные. Например, в настоящий момент я пытаюсь сделать из одной маленькой фирмы фирму побольше. Кроме того, у меня недавно возникло желание поучаствовать в каких-нибудь гонках в качестве пилота. И, если будет свободное время, возможно я соберусь и открою магазин роботов. Люблю, знаете ли, этих пластиковых чудовищ.

Мелкие цели? Полная ерунда по сравнению с Сочи-2014 или полётом на Марс? Согласен. Мелкие цели. Зато таки мои.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →