Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Холуйство



Поедание лягушачьих лапок требует определенной подготовки. Нужно не только преодолеть естественное для цивилизованного человека отвращение к мясу лягушек, но прочесть хотя бы краткую этикет-инструкцию по их поеданию. Цитирую историю из бородатого двухтысячного года.

--- Начало цитаты ---

«Пришла как-то одна небольшая компания в крутой петебургский ресторан — двое мужчин и женщина. Одним из мужиков был мент-полковник — здоровенный, красный, в форме, весь из себя очень представительный. Набухались они прилично, и на закуску мент заказал дюжину лягушачьих лапок. Кто не знает — приносят всё, что у лягушки ниже так сказать талии. Принесли. Мужик взял одну лягушку двумя руками за "ноги", развел их и с непередаваемым чувством и причмокиванием произнес начиная вкушать то, что посередине — "Ах, девочка…". Видать, большой ценитель девочек оказался».

--- Конец цитаты ---

Мы с вами семьдесят лет жили в Советском Союзе, стране хорошей, но весьма дремучей в некоторых вопросах. Помните, у одного презирающего русских комика — «на унитаз в коньках не забираться»? К сожалению, во многом комик был прав.

Даже умным и образованным людям требуется время, чтобы научиться пользоваться биде или, скажем, соблюдать очередь при слиянии двух потоков автомобилей. Про людей тупых и невежественных я уж не говорю: многим из них не хватает на это всей жизни.

Возьмём в качестве хорошей иллюстрации маршрутки. Сейчас к ним все уже привыкли, особых затруднений вопросы маршруточного этикета не вызывают. Но раньше… расскажу две типичные истории десятилетней примерно давности.

История первая. Едет маршрутка. Заходит бодрого вида дедок, судя одежде и по манерам поведения — ветеран Войны. И сходу начинает гнать на маршруточника: дескать, ездит тут, падла, деньги с честных граждан стрижет — ну разве же не сволочь? Люди добрые, посмотрите на этого буржуя, да он же рублей сто в день имеет, наверное, никак не меньше!

В чём проблема ветерана? Ведь, казалось бы, нет ничего плохого в маршрутках: это не жульничество, честный бизнес.

Проблема в том, что у него в голове сидит советское ещё табу: зарабатывать на людях — постыдно. Объясню для тех, кому не повезло застать советские порядки.

Если ты получил в кассе завода двести рублей зарплаты — это ок. Ты взял деньги у государства. Если ты спёр с завода дрель и продал её по-дешёвке соседу — это тоже ок. Ты взял деньги у государства. Если ты спёр у какого-то растяпы тачку кирпича и загнал её соседу задёшево — это уже не совсем ок, но ещё и не позорно. Вы с соседом соучастники, эдакие благородные разбойники типа Робин Гуда или Капитана Блада.

Но ежели, не приведи Г-дь, ты перевёз соседу барахло на дачу и взял с него три рубля за работу плюс бензин… вот это уже настоящее жлобство, достойный презрения поступок.

Вы не понимаете почему?

Да потому что взяв у соседа деньги за работу ты на нём наживаешься! В СССР было позорно зарабатывать деньги на ком-то. Поэтому, в частности, так ненавидели кооператоров в начале девяностых. Потому что они покупали сигареты по двадцать рублей, а продавали по двадцать пять. Наживались на простых гражданах.

Тот банальный факт, что если бы не эти пять рублей накрутки, кооператораторы сдохли бы с голоду, а граждане бросили бы курить, в голову постсоветским гражданам, разумеется, не приходил. Они думали, что если «посредники» вымрут, то торговать сигаретами в розницу начнут сами табачные фабрики, причём по оптовой цене.

Вернусь теперь к ветерану в маршрутке. Он возмущался не столько тем, что водитель маршрутки зарабатывает «больше ста рублей в день», столько тем, что он наживается на пассажирах. Если бы деньги собирал кондуктор, передавал их в кассу автобусного парка, а потом из этой кассы государство платило бы водителю — никакого возмущения у ветерана не было бы. Денежные транзакции «гражданин-государство» в СССР одобрялись и даже поощрялись, запрещены были только транзакции «гражданин-гражданин».

История вторая. Едет маршрутка. В салоне сидит крупной комплекции поддатый мужчина, рядом с ним жена. Мужчина, потиньку раскочегариваясь, начинает маршруточника гнобить: дескать, и едет медленно, и на ухабах не тормозит… я уж не помню, в чём конкретно заключались претензии, но помню, что были они совершенно не по делу.

Маршруточник вежливо просит пассажира заткнуться. На что тот взвивается: да ты холуй, я тебе заплатил пять рублей, ты должен теперь меня везти за эти деньги, прислуживать мне всячески и угождать! Я плачу тебе деньги, я тут главный, а ты — говно! Работа у тебя такая, холуй!

Остальные пассажиры попытались аккуратно «барина» успокоить, но удалось им это далеко не сразу. Из-за слова «генацвале» тот даже чуть было не полез в драку. Только когда маршруточник остановил свой болид, протянул десятку супружеской чете и попросил освободить салон, скандалист осознал, что ему лучше бы заткнуться.

В чём была проблема этого любителя холуев?

В советской же формуле — «клиент всегда прав». Если вы были когда-нибудь в ресторанах, персонал в которых не менялся с советских времён, вы наверняка обратили внимание на ту подобострастную угодливость, с которой они вас обслуживали. У неподготовленного человека такой «сервис» вызывает некоторую гадливость — в современных заведениях общественного питания официанты стараются относиться к клиенту с уважением, но таки на равных.

В СССР, повторюсь, был такой миф: «наживаться» на ком-либо позорно. Из этого мифа автоматически проистекало нехитрое убеждение — «раз я плачу тебе деньги, ты теперь должен за это мне ноги целовать». Вот пассажир маршрутки и недоумевал — почему же он пять рублей свои честно зарплатил, а маршруточник своей части договора не выполняет, ног клиенту не целует.

Отсюда же, кстати, берёт корни и презрение к продавцам, которые, по мнению малокультурных людей, «всё за деньги сделают». Сиволапые бедолаги, пытающиеся срывать своё плохое настроение на продавцах, не понимают двух вещей.

Первое — что формула «клиент всегда прав» — это советский миф, и что в старом капитализме, типа европейского, прав когда клиент, когда продавец, а когда и оба сразу. Скандального клиента в Европе выпрут за дверь моментально, и владелец заведения будет полностью на стороне блюдущих порядок продавцов.

Второе — что довод «я плачу деньги, и ты за это должен мне ноги целовать» можно без труда перевернуть в обратную сторону: «я оказываю тебе услугу, и ты за это должен мне ноги целовать».

В конце концов, при любом оказании услуг, при любой продаже товара есть две стороны договора, которые можно условно обозначить как «продавец» и «покупатель». И совершенно неясно, почему одна из сторон — «покупатель» — имеет право требовать сверх соблюдения условий договора ещё и унижения от другой стороны.

Нет, откуда пошла формула «клиент всегда прав», проследить несложно. Во-первых, разного рода убогих торговых агентов и в самом деле учат ползать перед клиетами на колениях, втюхивая им лежалый товар по завышенной цене. Во-вторых, советские продавщицы были, в массе своей, настолько омерзительно грубы и хамоваты, что на контрасте с ними не мог не сформироваться миф о «капиталистической продавщице», которая клиентам при входе в магазин чуть ли не минет делает.

Примерно так дремучие крестьяне прошлых веков представляли себе жизнь дворян: сидят на двадцати перинах, жрут сахарные головы, передвигаются исключительно на носилках…

Сейчас, когда после открытия железного занавеса прошло уже двадцать лет, мы уже наездились по европам/америкам и успешно ликвидировали многие пробелы в нашем воспитании.

Например, сейчас уже никто не украшает своё жилище бутылками из-под дорогого алкоголя. Лежащих на улицах пьяных я не видел уже очень давно. Туалеты в кафе стали чистыми, встретить заблёванный унитаз уже почти нереально. Шашлык во дворах никто не жарит, шприцы валяются по парадным всё реже и реже. Мы потихоньку цивилизовываемся: во многих отношениях мой Санкт-Петербург уже сложно отличить от соседнего Стокгольма.

Однако предрассудок «я заплатил и мне должны», увы, по-прежнему очень силён. Хотя руководствующиеся этой формулой люди и обламываются раз за разом, они всё равно упорно продолжают требовать от тех, кому они платят деньги, чудес сервильности. И ежели эти чудеса они не получают, они приходят в благородную ярость: «НУЯЖЕПЛАЧУДЕНЬГИ!», восклицают они, почему же меня не торопятся облизывать?

Это справедливо, кстати, не только по отношению к продавцам: наша ненависть к чиновникам и футболистам во многом обязана своему существованию именно направленностью финансового потока. «Ну я же плачу с серой зарплаты три тысячи рублей налогов в месяц — почему же чиновники не понимают, что они — мои слуги, и что они должны меня за эти деньги в попу целовать при встрече».

Любителям холуйства не приходит в голову, что в стандартный договор на оказание услуг облизывание не входит. Если облизывание им так уж важно, они могут доплатить за него отдельно. В некоторых магазинах сервис и в самом деле близок к мечте соскучившегося по ласке гомо советикус… вот только и цены в этих магазинах обычно раза так в полтора-два выше, чем в каком-нибудь безразличном к амбициям покупателей дешёвом супермаркете.

Подведу итог

Если вы поймали себя за произнесением слов «я плачу деньги, и мне должны» — насторожитесь. Это не безобидная причуда, типа привычки убирать свою квартиру перед приходом специально нанятой для этой цели уборщицы. Это опасная, нехорошая формула, которая не принесёт вам ничего, кроме постоянных разочарований и геморроя.

Люди с другой стороны прилавка не становятся автоматически холуями после получения денег, и они морально совершенно не готовы ползать перед вами на коленях каждый раз, когда вы будете указывать им на недостаточную скорость обслуживания или ещё на какое-нибудь их несовершенство.

Не стреляйте, пожалуйста, в пианиста. Он играет как умеет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 374 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →