Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Шаг за шагом достигнем поставленной цели



Сегодня для 13 миллионов школьников по всей России наступил день скорби и уныния: первое сентября. Печальные детские лица с грустью глядят в ближайшее будущее: у кого-то впереди ещё долгие годы каторги, кому-то осталось отсидеть последний учебный сезон.

И только толстокожие взрослые лицемерно сюсюкают про «получение знаний» и «радость встречи со школой» и «добрые наивные улыбки первоклассников». Хотя, впрочем, про первоклассников они правы. Первоклассники пока ещё не догадываются, как сильно и как больно судьба их скоро начнёт бить по голове…

Как вы, наверное, уже догадались, я школу не люблю. Десять лет школы были для меня худшими годами жизни — ни до, ни после, я не скучал так сильно и отчаянно, как в школьном возрасте. Вынужден признать: хоть я и сочувствую мученикам образования, к моему сочувствию примешивается немалая толика облегчения — эта пытка скукой больше мне не грозит.

Я знаю, вы скажете мне сейчас, что мне не повезло со школой…

Отвечу так. Я учился в четырёх школах Петербурга, три из них были элитными. При этом развал СССР я встретил примерно в пятом классе — то есть, я успел застать как советскую школу, так и российскую. Кроме того, я много лет серьёзно интересуюсь темой образования, за это время я успел прочесть и выслушать огромную массу историй других учеников.

Чтобы показать свою объективность отмечу, что в каждой школе из четырёх — включая вечернюю школу, в которой я своё обучение заканчивал — были хорошие учителя. Кроме того, каждая из школ хоть какой-нибудь малости меня да научила.

Тем не менее, повторюсь, я считаю современные школы позором педагогики. Сложно представить себе место, в котором детям будут более эффективно кастрировать мозги и отбивать всякое желание учиться.

Приведу простое и наглядное доказательство своих слов. Большая часть совершеннолетних граждан России не умеет выполнять элементарные операции с дробями, которые проходятся в четвёртом классе. Если не верите мне — спросите любого банковского работника, сколько процентов его клиентов могут самостоятельно рассчитать проценты по кредиту. Вряд ли вам назовут цифру, превышающую 10%.

А ведь практически все совершеннолетние граждане России окончили школу, в которой математика была одним из главных предметов, если не самым главным!

Сделаю лирическое отступление. Если у вас сейчас заплясали кровавые мальчики в глазах, и вы хотите изрыгнуть какой-нибудь стереотип типа «системности», «умения учиться» или «лучшего в мире советского образования», пожалуйста, прочтите мой F.A.Q. по школе. Практически наверняка вы найдёте там развёрнутый ответ на свой вопрос:

http://fritzmorgen.livejournal.com/329435.html

Идём дальше.

Главная проблема современной школы — классно-урочная система. Система, когда дети занимаются по заранее спущенному сверху плану теми предметами, которыми им приказывают заниматься. Возможно, епископ Коменский, который придумал классно-урочную систему в семнадцатом веке, совершил педагогический прорыв. Возможно, в семнадцатом веке классно-урочная система и была хороша. Сейчас, однако у нас уже век двадцать первый, и классно-урочная система устарела безнадёжно.

Даже нельзя сказать, что её эффективность равна нулю. Её эффективность отрицательна: если взять контрольную группу из десяти нигде не учащихся детей и сравнить её со школьниками, то школьники будут меньше знать, испытывать гораздо большее отвращение ко всякого рода учёбе и, до кучи, обладать целым букетом разнообразных физических и психических заболеваний.

Происходит это по следующим причинам.

Во-первых, классно-урочная система — это насилие. Детей там заставляют заниматься силой, поэтому психически комфортно себя в школе чувствуют только мазохисты, каковых среди школьников таки меньшинство.

Во-вторых, классно-урочная система задаёт всем школьникам один и тот же жёсткий темп. Из-за этого отстающие дети скучают, так как им ничего не понятно, а опережающие программу дети скучают, так как они всё знают. Добавим к этому детей, которые скучают из-за того, что им неинтересен данный конкретный предмет или данный конкретный учитель, и мы получим настоящее царство скуки.

Конечно, человек — скотина прочная, и далеко не всех школьников удаётся этим десятилетием скуки окончательно изувечить. Однако я знаю огромное количество взрослых людей, которые испытывают такое отвращение к учёбе, что они скорее предпочтут получить удар по печени, чем согласятся потратить десять минут времени на вдумчивое изучение инструкции к мобильному телефону.

В-третьих, классно-урочная система — это подавление воли. За школьника решают абсолютно всё. Сорок пять минут ты занимаешься физикой. Хочешь, не хочешь — неважно. Звенит звонок. Увлёкся физикой и хочешь продолжать разбирать новые законы дальше? Тебя никто не спрашивает, овца, иди на литературу, сиди там следующие сорок пять минут.

И не смей думать о чём-нибудь своём! Это тебе, дружок, не обыкновенная тюрьма для уголовников — это школа. Ты не имеешь права думать на посторонние темы. Ты обязан думать о том, о чём прикажет тебе думать учитель.

Результат, опять-таки, мы видим вокруг нас. Нас окружают патологически нерешительные люди, которые по три минуты раздумывают на обеденном перерыве — взять им яблочный сок или вишнёвый. На решения более серьёзные, типа решения снять целлофан с пульта от телевизора, многие уже и вовсе неспособны.

Резюмируя недостатки, можно заключить, что классно-урочная система начисто уничтожает мотивацию к обучению. Как мы знаем из психологии, любая интересная тема состоит из трёх важных частей: новой информации, нужной информации и понятной информации. Если хотя бы одна из трёх составляющих отсутствует, тема будет уже неинтересной.

В рамках же классно-урочной системы школьнику умудряются скармливать информацию, неинтересную по всем трём параметрам: старую, ненужную и непонятую.

Так вот, я предлагаю сделать для изменения ситуации следующее.

Я предлагаю постепенно заменить классно-урочную систему на систему более прогрессивную. В далёкой перспективе — на какую-нибудь современную систему обучения, типа моей Кибершколы:

http://fritzmorgen.livejournal.com/235985.html

В перспективе более близкой, на «классно-урочную систему с человеческим лицом». А именно, на систему, в которой вместо уроков будет набор кружков, между которыми школьники будут распределять своё время самостоятельно.

За свою жизнь я занимался в большом количестве разных кружков и секций: как сугубо спортивных, так и приближенных к школьным предметам, таких как кружки по изучению иностранных языков или по математике. Я могу заявить со всей ответственностью, что занятия в кружках не только гораздо эффективнее школьных уроков, но и гораздо менее вредны.

Почему так происходит?

В кружки идёт определённый отбор, а это уже очень важно. С одной стороны, ни преподавателю, ни ученикам не нужно возиться с лоботрясами, которых тема занятия не интересует совершенно. С другой стороны, совсем уж негодный учитель кружок вести не будет: к нему никто не будет ходить. Как минимум, к нему не будут ходить дети, несовместимые с ним психологически.

У меня в школе были учителя, которые не могли научить меня ничему. Они не любили меня, я не любил их, и у обеих сторон были на то серьёзные причины. С другой стороны, я отлично учился тем же самым предметам у других учителей. А нелюбимые мной учителя успешно учили других детей.

Дальше. На кружки обычно ходят разновозрастные дети, настроенные именно на учёбу. Благодаря этому на кружках редко складывается больной школьный коллектив тюремного типа, в котором дети настроены не на учёбу, а на социальные обезьяньи игрища. Если вы учились в школе давно и уже не понимаете, о чём я, прочтите, например, вот эту статью Пола Грэма:

http://fritzmorgen.livejournal.com/38494.html

Затем, система кружков позволяет детям заниматься в хорошем темпе и в реальном времени следить за своими достижениями. Отмечу, кстати, что я не знаю ничего более демотивирующего, чем действующая сейчас в школах система оценок… учиться ради получения оценки — меня до сих пор передёргивает от одной мысли об этом отвратительном извращении.

И, наконец, возможность выбора школьником интересных ему кружков резко повышает его мотивацию к учёбе. Напомню, что в первый класс большая часть детей всё же идёт с горящими глазами, с желанием узнать что-то новое. Человеческие детёныши очень любопытны от природы: так устроен наш биологический вид. И только после нескольких лет обучения в школе глаза у детей тухнут, ручонки опускаются вниз, спинки горбятся, а здоровое любопытство уступает место желанию засесть перед телевизором с чипсами и колой.

Главный вопрос — как заменить классно-урочную систему хотя бы на систему кружков. Отвечу. Постепенно, шаг за шагом.

Для начала следует легализовать хоумскулеров: дать им в законах больше возможностей, начать выплачивать хоумскулерам компенсацию за то, что они не посещают школу. В этом году на образование будет выделено два триллиона рублей. Если мы поделим два триллиона на 13 миллионов школьников и на 9 месяцев обучения мы получим… 17 тысяч рублей в месяц. Более чем достаточная сумма, чтобы сделать домашнее обучения доступным для всех желающих.

Кроме того, следует дать больше свободы директорам школ. В настоящее время директора школ связаны по рукам и ногам, им диктуют сверху каждый шаг и каждый чих. Я считаю, что директорам школ следует просто выделять бюджет и дальше давать полную свободу действий, контролируя только два параметра: вход и выход.

Например, можно проводить ежегодные государственные тесты типа ЕГЭ во всех классах, начиная с первого. По результатам этих тестов можно будет оценивать работу директоров школ, присовокупляя к заслугам победителей олимпиад и прочих талантливых школьников. Лезть же внутрь и выяснять, как именно директор школы добился такого хорошего знания иностранных языков среди школьников, я считаю глупым и вредным. В самом деле — если даже директор школы у нас низведён сейчас до уровня робота-марионетки, о каком воспитании здоровой личности, вообще, может идти речь?

Что характерно, конкретно в этом вопросе педагоги и директора со мной полностью согласны, поэтому шанс протащить эти поправки в законодательство весьма высок. Конечно, сразу свою хватку чиновники из Минобразования не ослабят… однако подобного масштаба изменения не происходят одномоментно.

Сначала можно дать больше свободы экспериментальным школам. Потом можно сократить число цепей и оков для обычных школ. Так постепенно, шаг за шагом, мы достигнем поставленной цели.

Я знаю, вы скажете мне, что медлить нельзя, и что надо всем вместе бежать поджигать школы и вешать педагогов на фонарных столбах… не соглашусь. Во-первых, педагоги не сволочи. Они просто не знают, что можно учить иначе. Им этого ещё никто не говорил, а сами они слишком давно работают в школе, чтобы изучать опыт передовых школ самостоятельно.

Во-вторых, политика — это искусство возможного. Я не верю ни в какие революции в образовании, по крайней мере, пока уровень знаний общества в области педагогики находится где-то около нуля.

Однако я считаю, что если сделать упор на две точки роста — хоумскулеров и директоров экспериментальных школ — через несколько лет вполне реально наглядно доказать всю порочность классно-урочной системы и начать добиваться постепенной замены этой системы на что-нибудь более современное.

Теперь отвечу на несколько новых вопросов, которые задали мне за последний год.

В: Если разрешить детям выбирать себе предметы, то на всех не хватит учителей.

О: На разного рода кружках эта задача решается элементарно. Учитель берёт себе в помощники продвинутых учеников, после чего поручает им объяснять пропущенные уроки отстающим и проверять задания у менее знающих.

Тем самым убиваются сразу несколько зайцев: учитель высвобождает себе время, ученики получают, де факто, полуперсональных репетиторов, а помощники учителя получают бесценный опыт преподавания, который помогает им, в частности, лучше понять сам предмет.

Разумеется, если учитель привык играть в говорящий магнитофон, ему такая система не подойдёт. Однако нужны ли нам в 2011-м году говорящие магнитофоны в школах?

До кучи отмечу, что лучше всего эта система работает в разновозрастных группах. Но, собственно, порочное деление по возрастам я тоже предлагаю отменить.

В: Предлагаемая вами идея Кибершколы подойдёт не всем детям.

О: Пусть так. Однако существующая сейчас классно-урочная система не подходит почти никому. Так как для успешной учёбы внутри неё надо быть туповатым безвольным мазохистом, который охотно выполняет чужие приказы и с одинаковым интересом слушает абсолютно всё, что ему рассказывают. Таковых среди детей, дай Б-г, несколько процентов.

Конечно, в процессе обучения жернова школы перемалывают души школьников, и безвольных тупых мазохистов становится больше. Однако даже к последнему классу их число вряд ли превышает четверть.

В: Кибершкола — обучение через компьютер — подойдёт не всем.

О: Вы не прочли мою статью о Кибершколе. Прочтите её, пожалуйста. Вот она:

http://fritzmorgen.livejournal.com/235985.html

Если вы прочли статью и всё равно не смогли понять, что про компьютеры там речи вообще не идёт… тогда у меня плохие новости для вас.

В: Все не могут быть умными, кому-то надо и грузчиком работать.

О: Работа грузчиком тоже может быть интересной. Со мной в бассейне плавает один грузчик, вполне разумный молодой человек.

В: Попробуйте сначала поработать в школе, потом предлагайте.

О: А каждому правозащитнику, надо полагать, вы предложите отпахать 10 лет надзирателем во ФСИН, самолично переломать рёбра нескольким заключённым?

Я не спорю, работа в школе — это любопытный опыт. Однако я не думаю, что насилие над детскими мозгами сделает меня сколько-нибудь умнее или лучше.

Опять-таки, есть педагоги, которые согласны с моими идеями. Из этого следует, что опыт преподавания моим идеям, как минимум, не противоречит.

И, да, если вы являетесь опытным педагогом. Найдите уж тогда правильные слова, чтобы объяснить мне мою неправоту, не ссылаясь на свой таинственный личный опыт. Если вы таких слов найти не сможете, значит или вы плохой педагог, или я таки прав.

В: Всему, что вы знаете, вы обязаны школе.

О: После не значит вследствие. В первом классе у меня был рост метр двадцать пять. В одиннадцатом — два метра ровно. Следует ли мне благодарить школу за те 75 сантиметров, на которые я за это время вырос?

В: Если бы не школа, вы бы пили мочу и носили циркониевые браслеты.

О: Мочехлёбы и циркониеносцы школу оканчивали поголовно.

В: Ваша идея подходит только для малых групп. Школу в 1000 человек нельзя сразу сделать кибершколой.

О: Наоборот. Моя идея будет лучше всего работать на больших масштабах. Так как она основана на разработках MUD’ов и MMORPG, а они рассчитаны даже не на тысячи, а на миллионы «учеников».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 616 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →