Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Я считаю, действующего законодательства вполне достаточно

Павел Астахов опять взялся за старое.

Цитирую из его июньского интервью (ссылка):

«Я ни по должности, ни по статусу не могу быть ни противником, ни сторонником ювенальной юстиции, - продолжает уполномоченный по правам ребенка. Потому что я считаю, что с этим вопросом должна определиться, прежде всего, общественность. Я считаю, действующего законодательства вполне достаточно. У нас сегодня нет ювенальной юстиции, тем не менее, детей изымают из семей. И за прошлый год очень много изъято – несколько десятков тысяч.

Для меня вопрос ювенальной юстиции вообще не актуален. Я должен сегодня на основании тех законов, которые сегодня существуют, защищать и детей, и семью. Без семьи ребенка настоящим членом общества, будущим семьянином не воспитать. Поэтому лучшая форма воспитания – это семья. Но семья нуждается в поддержке и не только государственной, но и общественной. Каждый человек должен обращать внимание как на свою семью, так и поддерживать рядом живущего».

Правильные слова? Да, правильные. Процитирую ещё одну его фразу, сказанную тоже в июне (ссылка):

«Западная модель защиты прав детей нам не нужна. В России законодательство по детям появилось 100 лет назад, и православная общественность, которая раньше была гораздо сильнее и влиятельнее, не протестовала против ювенальных законов».

Казалось бы, всё понятно. Павел Астахов принял решение Ювенальную Юстицию больше не лоббировать. Как минимум до тех пор, пока не будет достигнуто общественное согласие по этому поводу.

А теперь… Открываем сайт Ren-TV и читаем анонс передачи «По делам несовершеннолетних» (ссылка):

«В проекте, созданном при участии Павла Астахова, известного адвоката и Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, расследуются преступления, в которых обвиняют подростков — перечень статей Уголовного Кодекса тот же, что и у взрослых. Но, перед судьёй, в чьих руках судьба несовершеннолетнего, стоит очень сложная задача: не только наказать, но и разобраться, почему подросток совершил преступление и какие меры воспитательного характера необходимо применить, чтобы он больше не попал на скамью подсудимых. Сегодня в России отдельное производство в отношении несовершеннолетних внедрено в ряде регионов только в качестве эксперимента. Результаты превзошли все ожидания: число повторных преступлений резко сократилось. Поэтому особо важно, чтобы начинания судебной и правоохранительной системы нашли понимание и поддержку внутри общества и стали повсеместными»

Цитата из размещённого там же ролика:

«Новый проект Павла Астахова… Она начала кричать и я просто от испуга уже случайно пырнул её ножом… Детских проблем не бывает — бывают ошибки взрослых».

Вы можете наблюдать классическую тактику политика. Увидев серьёзное возмущение своими поступками, торжественно заявить, что он тоже против Ювенальной Юстиции. Потом подождать несколько месяцев и… продолжать, как ни в чём ни бывало, прежний курс.

То есть, сначала ювенальные суды над малолетними преступниками, потом ювенальные суды над малолетними жертвами с приговором к помещению в детский дом…

Всё же надо чётко понимать — Астахов как был, так и остаётся убеждённым сторонником глубокого внедрения ювенальных технологий. И его непродолжительный демарш после дела Рантала, во время которого он на какое-то время ослабил свою агитацию против родителей, был не более чем обманным маневром.

Теперь об остальных новостях с фронта Ювенальной Юстиции.

1. Я уже писал в субботу о колёсоубийцах (ссылка).

Моя позиция по делу такова. Сажать бросившего колесо парня в колонию, конечно же, не стоит. Наши колонии для несовершеннолетних мало чем отличаются сейчас от концлагерей: в них подростков натурально пытают. И это — ни разу не художественное преувеличение.

Однако примерно наказать убивших мужчину подростков, несомненно, нужно. Как вариант — длительными принудительными работами всем пятерым участникам.

2. Астахов публично соврал. Цитирую (ссылка):

«Мы несем чудовищные потери. Например, только в 2009 году Россия лишилась 180 тыс. детей. Дети гибнут из-за суицидов (2 тысячи за год), в результате ДТП, а также из-за насилия в семье. Например, из общего количества погибших детей в семьях погибает 60%. А на Севере, где я только что побывал, в семье опаснее, чем на улице: там 100% преступлений против детей совершается именно в семьях».

Как вы помните, реальная статистика несколько иная. Родителями совершается всего лишь 4% преступлений против детей. Свои 100% преступлений в семьях Астахов, мягко говоря, высосал из пальца. Преступления против детей, как в Сибири, так и в Европейской части России, совершаются в школах и на улицах.

Если у вас есть идея, как заставить Астахова ответить за свою ложь — пишите в комментариях.

3. Наша школа, похоже, всё сильнее дрейфует в сторону американских школ, в которых учителя боятся ставить детям двойки. Цитирую (источник):

«Или я чего-то не понимаю в современном образовании, или могу констатировать факт: моё дите, являясь круглым отличником, не может ответить на элементарные вопросы. Я возможно, утрирую, но на просьбу учительнице не завышать оценки моей дочери, на меня посмотрели как на инопланетянина!

Было сказано, что это не завышение, а побуждение стремления ребенка хорошо учится, ну типа, конфетка издалека.

То, что у нас в классе количество закончивших год с похвальным листом увеличивается в геометрической прогрессии (во втором классе — 3, в третьем — 6), возможно, для кого-то и благо, но я так не считаю.

А насчет „вопроса о злостной нереализации родителями скрытых резервов семьи“ — я являюсь одной из немногих в классе, кто не доплачивает учителю за дополнительные занятия с ребенком. При этом цену вопроса прекрасно знают дети, которые в открытую об этом говорят в классе.

Также являюсь, похоже, единственной „несознательной“, которая требует отчета о расходах в школе, а также выступает против ремонта за свой счет. Наша учительница так и сказала — „Ну, раз Вам больше всех надо…“»

4. Двенадцатилетний ребёнок, которого наши детозащитники забрали из Доминиканской Республики, сильно недоволен детским домом, в который его упекли (ссылка).

Директор приюта, в свою очередь, утверждает следующее: «Никого из журналистов на территорию учреждения я не пропускал и никто с Денисом не общался. Денису в приюте нравится, он нашел здесь новых друзей. Ребенку сейчас нужна помощь, психологическая поддержка и защита, а публикация таких статей наносят серьезный ущерб его психологическому здоровью. Я не давал никаких комментариев на данную тему газете "МК", считаю это провокацией и ложью».

Почему же я директору приюта не верю? Может быть, как раз потому, что директор держит мальчика взаперти: никого к мальчику не пускает и не выпускает самого мальчика наружу?

5. Мутная история в Кунгуре (Пермский край). Из семьи сильно пьющих людей третий алконавт похитил младенца и с непонятной целью передал его в милицию (ссылка).

Алкоголь — наркотик номер один (ссылка). И всё бы ничего, да вот только резанули мне глаза следующие строки:

«Теперь маленькие Карина и Виталик в одной больничной палате. Здесь они под присмотром врачей, сытые и радостные».

Так уж получилось, видел я детей такого возраста, оказывшихся в аналогичных обстоятельствах в больнице… Не хочу вспоминать сейчас. Скажу только, что радости у них было — около нуля.

6. Большое эссе Валерия Куклина о детских домах (ссылка).

7. Мне дали ссылку на проект «Маген Мишпаха» (ссылка).

Можете ли вы сказать что-нибудь хорошее или плохое об этом проекте?

8. Очередное отобрание в Московской области, в Балашихе (ссылка).

9. Девчонки, берите на вооружение. Если поссоритесь с молодым человеком — смело убивайте его. На суде скажете, что он — педофил. Вам поверят и дадут по минимуму, года три (пруф).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 204 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →