Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Здесь могут и на хуй послать

Оригинал статьи: http://ruspioner.ru/ru.php?id_art=1676

Что делать, если вы хотите вежливо обратиться к сотруднику ГИБДД, но совершенно не разбираетесь в погонах? Назовите его просто: "господин офицер".

Что делать, если вы хотите упомянуть какой-нибудь афоризм, но не помните имя автора цитаты? Напишите: "как сказал один классик..."

Так вот. Как выразился один классик, "это Интернет, здесь и на хуй могут послать!".

Высказывание грубое, но... отражающее самую суть Интернета. И тем печальнее мне видеть, что многие понимают эту суть Интернета неправильно.

Вот, например, как отзывается о наших Интернетах Михалков (ссылка):

"Не надо называть народом тех, кто сидит в Интернете. У народа и возможности такой нет. Вообще, если читать Рунет, возникает ощущение, как у новичка, пришедшего работать в уголовный розыск. Ему кажется, что вокруг одни бандиты. А в Рунете — сплошь хамы и сумасшедшие. Это не так, разумеется, но глупо отрицать тот факт, что Интернет сегодня стал отдушиной для ущербных людей".

Спрашивается — почему Михалков неправ?

Во-первых, понятно, что у "народа" сейчас возможность сидеть в Интернете несомненно есть. Лично я плачу за Интернет триста с мелочью рублей в месяц — не очень большая сумма. Надо полагать, продолжатель знаменитой династии Никита Михалков упомянутый им "народ" видел только на экране телевизора и в окне автомобиля.

А во-вторых... В чём, если разобраться, заключается преступление этих самых "хамов и сумасшедших"?

Вовсе не в том, что они ругаются матерными словами. А в том, что обитатели Интернета ни в грош не ставят авторитет господина Михалкова. Для пожилого обитателя реального мира, наделённого властью и регалиями, это даже не столь больно, сколь... непонятно.

В самом деле, как происходит традиционное общение в реальном мире? Встречаются, допустим, в коридоре Алиса и Боб. Алиса говорит Бобу: "Неплохой у Михалкова получился фильм". Что ей на это скажет Боб?

Прежде чем что-либо произнести, Боб подумает. Боб подумает, что он — мужчина, а Алиса — женщина. Боб подумает, что он — водитель, а Алиса — заместитель директора. Боб подумает, что Алиса дружит с Викторией и с Гансом, которые являются в их конторе не последними людьми. Боб подумает, что Алиса иногда бывает довольно нервной, а иногда не понимает даже совсем простых шуток. Боб подумает, что у Алисы гуманитарное образование, и что Алиса считает себя большим знатоком современного искусства...

Ну, вы поняли. На ответ Боба, даже по столь ерундовому поводу, сильно повлияет как история его предыдущего общения с Алисой, так и их текущий статус в организации. И, с большой долей вероятности, Боб не скажет Алисе то, что сказал бы своему другу Джону.

Другими словами, в реальной жизни не очень важно, что вы делаете и что вы говорите. Гораздо важнее, кем вы являетесь. Если несмешной анекдот расскажет курьер, он увидит на лицах слушателей плохоскрываемые зевки и вежливые улыбки. Если тот же анекдот расскажет директор фирмы, он, с большой долей вероятности, услышит гомерический хохот. Потому что директора фирмы есть определённое положение в стае, и для его коллег это положение значит куда как больше, чем какой-то там юмор.

Очевидно, именно к такой ситуации Михалков за долгие годы своей жизни и привык. И тем больнее ему видеть Интернет, где статус отходит глубоко на задний план, а на первое место выступает реальная суть вещей. Эту боль, кстати, в той или иной степени испытывает большая часть новоприбывших.

Вернусь к той самой цитате классика и закончу её. "Это Интернет, деточка, здесь и на хуй могут послать, несмотря на то, что ты начальник отдела, солидный мужчина на BMW, с бугристыми мышцами и в дорогом костюме". Или, что бывает не менее часто, "несмотря на то, что ты жена крупного чиновника, и что на тебе сейчас не надето ни одной шмотки дешевле тысячи долларов".

Вы скажете, что я — тот самый ущербный хам, который злорадствует, видя, как испытывают "боль в заднице" уважаемые люди?

Не соглашусь. Суть Интернета вовсе не в том, что "сильные мира сего" беспомощно барахтаются в Паутине. Суть Интернета в том, что ты имеешь возможность сосредоточиться на главном, не обращая внимания на разную яркую шелуху.

Проведу аналогию, подсказанную мне в своё время Полом Грэмом. Реальный мир — это игра в футбол, где побеждает команда с самыми лучшими связями. Интернет — это игра в футбол, где побеждает команда, которая хорошо играет футбол. Вот и вся его суть.

Когда над не умеющими играть мажорами в Интернете смеются меня это скорее раздражает, чем радует. В девяностых годах прошлого века склеил свои могучие ласты Советский Союз. Я тогда учился в шестом или в седьмом классе школы. И я до сих про помню как дети, услышав какую-то очередную политическую новость, внезапно начали срывать с себя пионерские галстуки и вытирать об них ноги. Те самые пионерские галстуки, о которых мы заучивали стихи, которые мы тщательно гладили утюгом... Картина была, скажу прямо, отвратительной.

Примерно это же "топтание галстуков" мы видим сейчас и в Интернетах. Мордатые политические тяжеловесы, привыкшие отвечать на неудобные вопросы поднятием брови, внезапно обнаруживают себя барахтающимися в потоках грязи. Не умея достойно из этой грязи выбраться, они или закрывают для себя Интернет вообще, или начинают формировать свой личный, тщательно огороженный Интернет.

Цена, впрочем, такому "персональному Интернету" невелика. Прежде всего потому, что, как бы ты ни огораживался, любой может написать о тебе всё что угодно в своём блоге. И ты ничего не сможешь с этим сделать — разве что разбить от злости свой монитор.

Однако было бы большой ошибкой думать, будто время "Михалковых" ушло. Я бы не стал так рано списывать Никиту Сергеевича со счетов. Политика — искусство возможного, хорошие политики умеют признавать неудачи и учиться на своих ошибках.

Поэтому, уверен, многим знаменитым в оффлайне людям всё же хватит в итоге смелости открыть глаза и принять наши правила игры.

PS. Читайте мою новую статью в Русском Пионере: http://ruspioner.ru/ru.php?id_art=1706

PPS. Я думал, что Валентина Матвиенко поступает крайне гнусно, закрывая целые улицы на ремонт. Однако, как выяснилось, нам на неё молиться надо. Так как Москве чиновники не стесняются устроить ради ремонта двадцатикилометровые пробки (ссылка). В Петербурге таких масштабов, к счастью, нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 546 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →