Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Кто инвалид? Я инвалид!

Продолжение негритянских разборок в Вашингтоне (ссылка). Френд in_kant решил выступить в роли адвоката ангела и сказать несколько слов в защиту «их нравов». Цитирую:

«Да, судя по комментарию на Фонтанке.ру, эта история попала в русскоязычные СМИ именно в таком виде, как у Вас. То есть никто собственно не понял, что это Обама извинялся перед полицейским за собственные резкие слова, а полицейскому извиняться было не за что и не перед кем — он действовал совершенно корректно и по закону.

А у читателя осадочек-то останется после „Барак Обама сначала было попытался отмазать братана, а потом устроил примиряющий „Пивной Саммит““ — подразумевается коррупция, телефонное право и попытка замять получившее огласку дело. И ни у кого даже сомнения в том не возникает».


Давайте теперь посмотрим на источники. Привожу найденный in_kant отчёт того самого офицера, который арестовал друга Барака Обамы (ссылка на английский текст), перевод мой:

«Отчёт

В четверг, 16 июля 2009, Генри Гейтс Младший, (ЦЕНЗУРА, Вейр Стрит, Кембридж, штат Массачусетс) был помещён под арест на ЦЕНЗУРА Вейр Стрит, после того, как был замечен в громком и буйном поведении в публичном месте, направленном на одетого в форму офицера полиции, который в тот момент расследовал сообщение о совершаемом правонарушении. Эти действия, совершаемые Гейтсом, не имели законных оснований и вынудили проходящих мимо граждан с удивлением останавливаться и с тревогой наблюдать происходящее.

В вышеуказанное время и дату я был на службе, одетый в форму, находясь в полицейском автомобиле без спецраскраски, приписанном к Административной Секции. Моя вахта должна была длиться с 7:00 до 15:30. Примерно в 12:44 я вёл свой автомобиль по Гарвальд Стрит, недалеко от Вейр Стрит. В это время я услышал по общей связи ECC сообщение о возможном взломе, который происходит прямо сейчас на Вейр Стрит. Так как я находился близко к этой улице, я принял вызов.

Когда я прибыл на Вейр Стрит, я запросил ECC по рации и попросил их, чтобы они сказали звонившему встретить меня у главного входа в дом. Мне сказали, что звонивший уже снаружи. Во время этого разговора я вскарабкался по ступенькам на крыльцо перед главным входом. Когда я подошёл к двери, женский голос окликнул меня. Я развернулся в направлении голоса и увидел белую женщину, позже идентифицированную как ЦЕНЗУРА. ЦЕНЗУРА, которая стояла на тротуаре перед домом, держала в руке мобильный телефон. Женщина сказала, что это она совершила звонок в полицию. Она подошла ко мне и сообщила про двух чёрных мужчин с рюкзаками, находившихся на крыльце дома ЦЕНЗУРА по Вейр Стрит. Ей показалось странным, что один из мужчин упирался плечом в дверь, как будто хотел выломать её. Так как я был единственным полицейским офицером в этом месте и стоял во время разговора спиной к двери того дома, я попросил её, чтобы она подождала других офицеров, пока я буду проверять её сообщение дальше.

Когда я развернулся к двери лицом, я увидел пожилого чёрного мужчину, стоящего в фойе дома ЦЕНЗУРА по Вара Стрит. Я увидел его через стекло, которым была украшена дверь. Я подошёл ближе и попросил мужчину (позже идентифицированного как Гейтс) выйти на крыльцо, чтобы поговорить со мной. Он ответил: «Нет, не выйду». Затем он потребовал от меня объяснить, кто я такой. Я сообщил ему, что являюсь «Сержантом Кроули из Кембриджской Полиции» и что я «расследую сообщение о незаконном проникновении» в этот дом. Когда я сказал это, Гейтс открыл входную дверь и воскликнул: «Почему? Потому что я чёрный в Америке?». Затем я спросил Гейтса, есть ли кто-нибудь ещё в доме. Громко крича, он сообщил мне, что это не моё дело, и обвинил меня в том, что я — расистский полицейский офицер. Я объяснил Гейтсу, что я расследовал звонок одного из граждан в полицию Кембриджа, и что этот гражданин во время нашего разговора находится снаружи. Гейтс, похоже, проигнорировал мои слова: он вынул мобильный телефон и набрал какой-то номер. После того, как он это сделал, я сообщил по рации на канал-1, что нахожусь в доме с кем-то, кто, похоже, является хозяином дома, но при этом совершенно не желает сотрудничать. Затем я услышал, как Гейтс просит персону на другом конце телефонного звонка «дать шефа» и спрашивает «как шефа зовут». Затем Гейтс сообщил персоне на другом конце звонка, что он разбирается с расистским полицейским офицером, пришедшим к нему домой. Затем Гейтс повернулся ко мне и сообщил мне, что я не понимаю, с кем я «связался», и что я ещё услышу о нём. Хотя я и собирался выяснить, находится ли Гейтс в этом доме на законных основаниях, я был весьма удивлён и сконфужен поведением Гейтса по отношению ко мне. Я попросил Гейтса предъявить мне какой-нибудь документ с фотографией, чтобы я мог проверить, что он и в самом деле проживает в доме ЦЕНЗУРА по Вейр Стрит и доложить об этом на ECC. Гейтс вначале было отказался, требуя, чтобы я показал ему удостоверение, но затем таки предъявил мне идентификационную карточку Гарвардского университета. Выяснив, что Гейтс связан с Гарвардом, я вызвал по радио Гарвардскую Университетскую Полицию.

Держа в руке индентификационную карту Гарвардского университета, я сообщил по рации в ЕСС результаты моего расследования по каналу-2 и приготовился уходить. Гейтс снова спросил моё имя, которое я начал говорить. Гейтс перебил меня воплем, обвиняя меня в том, что я расистский полицейский офицер и объясняя, что я совершенно напрасно с ним связался. В какой-то момент беседы я обнаружил, что офицер Карлос Фигуероа стоит позади меня. Когда Гейтс спросил моё имя в третий раз, я объяснил ему, что уже дважды называл своё имя. Гейтс продолжил кричать на меня. Я сообщил Гейтсу, что я ухожу из его дома, и если у него остались ко мне какие-то вопросы, я готов поговорить с ним снаружи.

Когда я начал двигаться через фойе по направлению к входной двери, я услышал, как Гейтс снова требует от меня представиться. Я снова сказал Гейтсу, что поговорю с ним снаружи. Я хотел выйти из дома, так как Гейтс кричал очень громко, из-за чего акустика кухни и фойе делала затруднительной передачу информации по рации в ЕСС. На это Гейтс ответил: «ага, я поговорю снаружи с твоей мамой». Когда я вышел из дома, я увидел, что несколько офицеров из полиции Кембриджа и полиции Гарварда собрались на тротуаре перед домом. Дополнительно, звонившая женщина, ЦЕНЗУРА, и по меньшей мере семь неидентифицированных прохожих смотрели в направлении Гейтса, который вышел из дома вслед за мной.

После того, как я спустился по ступенькам на тротуар, Гейтс продолжил кричать на меня, обвиняя меня в расовом предубеждении, и продолжая утверждать, что я ещё о нём услышу. Так Гейтс вёл себя буйно, вне своего дома, на виду публики, я предупредил его, что он нарушает порядок. Гейтс проигнорировал моё предупреждение и продолжил вопить, что привлекло внимание и офицеров полиции и прохожих, которые были удивлены и встревожены вспышкой гнева Гейтса. Я вторично предупредил Гейтса, что он должен успокоиться, при этом я вынул выданные мне в отделе наручники из их чехла. Гейтс опять проигнорировал моё предупреждение и продолжил кричать. В этот момент я сообщил Гейтсу, что он арестован. Затем я понялся по ступенькам на крыльцо и попытался надеть на Гейтса наручники. Гейтс вначале сопротивлялся моим попыткам заковать его в наручники, визжа, что он «инвалид» и упадёт без своей трости. После того, как наручники были правильно надеты, Гейтс начал жаловаться, что они «слишком давят». Я приказал офицеру Ивей, который был среди ответственных офицеров, одеть на Гейтса наручники так, чтобы его руки были спереди и ему было удобно, пока я вынесу из дома Гейтса его трость. Затем я спросил Гейтса, желает ли он передать офицеру ключ от его дома, чтобы запереть дверь, которую Гейтс оставил широко открытой. Гейтс сообщил мне, что дверь не запирается из-за предыдущей попытки взлома. Вскоре после этого появился сотрудник Гарвардского университета, который выглядел знакомым Гейтса. Я спросил Гейтса, будет ли ему удобно, если за его домом проследит сотрудник Гарвардского университета. Он ответил, что да.

После короткой консультации с Сержантом Лешли и после запроса Гейтса, он был транспортирован в дом 125 по 6-й Стрит в полицейском автомобиле (Машина 1, офицеры Грэхэм и Ивей), где он был зарегистрирован и принят офицером Ж.П. Кроули.

Отчёт

16 июля 2009, примерно в 12:44, я, офицер Фигуероа#509, ответил на общий вызов ЕСС по возможному взлому по адресу ЦЕНЗУРА по Вейр Стрит. Когда я прибыл, я вошёл и увидел сержанта Кроули, беседующим с чёрным мужчиной.

Когда я вошёл, я услышал, что сержант Кроули просит джентльмена предоставить ему информацию, на что тот отвечает «НЕТ, Я НЕ БУДУ!».

Джентельмент кричал на сержанта, сообщая ему, что сержант расист и восклицая «ЭТО ТО, ЧТО СЛУЧАЕТСЯ С ЧЕРНЫМИ В АМЕРИКЕ!». Когда сержант попытался успокоить джентльмена, джентельмент заорал «Вы не знаете, с кем связались!».

Я вышел наружу, чтобы получить информацию от сообщившей о возможном правонарушении персоны, ЦЕНЗУРА. ЦЕНЗУРА сообщила мне, что видела мужчину, прислонявшего своё плечо к двери так, как будто он хотел её выломать. Когда я вернулся в дом, вокруг уже собралась группа зевак. Сержант, вместе с джентльменом, были теперь на крыльце дома ЦЕНЗУРА по Вейр Стрит, и снова он начал кричать, теперь зевакам (которых было около семи): «ВОТ ЧТО ПРОИСХОДИТ С ЧЕРНЫМИ В АМЕРИКЕ!». Джентльмен отказался выслушать наши объяснения, зачем сюда приехала полиция Кембриджа.

Будучи на крыльце, джентльмен отказался сотрудничать и продолжал кричать, что сержант — расистский полицейский офицер».


Вопрос с «телефонным правом», полагаю, после прочтения этого документа можно закрывать. Что же касается извинений, которых требовали от полицейского, давайте зачитаем infox.ru (ссылка):

«В результате Обаме все-таки пришлось извиниться за свои «поспешные» комментарии. Тогда же он и пригласил обоих фигурантов скандала выпить с ним пива в Белом доме и так уладить спор. Тем временем Гейтс потребовал от Кроули извинений. Полицейский же своей вины не признает и стоит на своем — он задержал Гейтса не из-за его цвета кожи, а из-за поведения».

В других источниках даже объясняется, почему этот коп-расист отказался извиняться. Цитирую gzt.ru (ссылка):

«Гейтса задержали по обвинению в нарушении общественного порядка. В четверг обвинение было снято, однако теперь Гейтс, расценивающий свой арест как расовую дискриминацию, требует извинений от полиции. Он пообещал прочесть Кроули персональный курс истории расизма в Америке, если сержант извинится».

Представляете перспективу — бесплатно прослушать персональный курс лекций по истории расизма от этого «профессора»? Думаю, сержант Кроули не стал бы сидеть эти лекции, даже если бы ему платили за это по 300 долларов в час. Думаю, шансов получить извинения у «профессора» было бы гораздо больше, если бы он пообщал сержанту просто оставить его в покое.

Кстати, отвечу на вопрос, который мне регулярно задают читатели. «Почему, Фриц, ты считаешь себя вправе писать про действия Америки по отношению к России, хотя ни разу в жизни не был в США».

Отвечу. Для начала, после таких приглашений становится страшно. Помнится, какого-то программиста тоже пригласили в Штаты поработать, а когда он приехал, упрятали в тюрьму на сколько-то там лет. Я боюсь, что использовал в своём блоге слово «негр» столько раз, что меня можно будет смело волочь в застенки ЦРУ прямо из аэропорта.

И, главное, своё мнение о внешней политике США я составляю на основе действий этой страны, а не на основе кухонных слухов или чьих-то громких заявлений и поцелуев на публике. Факты же никак не зависят от того, был я в этой стране или нет.

Скажу больше. Представим себе, что я таки приехал в Штаты. Предположим Барак Обама пригласил меня в Белый Дом, выпить по паре кружек пива на лужайке перед логовом демократии, и убедить меня в том, что CNN и FoxNews — светочи истины, а американские политики проводят бессонные ночи в размышлениях, как ещё они могут помочь России. Допустим даже, что Барак Обама, будучи, по слухам, мастером убеждения, меня зазомбировал и я искренне поверил, что так оно всё и есть.

Но, коллеги, куда мне деть факты-то? Куда мне деть историю с газом и Украиной? Куда мне деть поправку Джексона-Веника, о которой мы говорим на каждых переговорах и которая так и не отменена? Куда мне деть очевидные двойные стандарты с Косово и Осетией? Был Фриц Морген в Штатах, не был Фриц Морген в Штатах, а факты остаются фактами. И даже если рядовые американцы будут носить меня на руках и целовать в животик, это фактов никак не изменит.

Вообще, я тут подумал, нам очень сильно повезло, что американцы выбрали своим лидером именно негра, а не, например, гомосексуалиста. Потому что гомосексуалиста во главе великой державы я могу навскидку назвать только одного — Александра Македонского. И я бы совсем не хотел сейчас увидеть этого великого полководца на троне президента США.

PS: o_1_0 привёл пример западной политкорректности. Дескать, есть где-то в Сан-Франциско улица, в торце которой реет международный флаг геев и лесбиянок: радуга (ссылка). Ха! Посмотрите на картинку к посту. У нас, в Петербурге, построили огромный торговый центр, который так и назвали: «Радуга». Это вам не какой-то жалкий маленький флажок.

PPS: Помните, несколько лет назад кортеж Путина проехал через какого-то бедолагу автомобилиста на девятке, который то ли случайно выехал со двора, то ли хотел этой своей девяткой повторить подвиг Гастелло? Тогда ещё один из джипов кортежа перевернулся, и было много разговоров про переворачиваемость гелендвагенов. А что стало в итоге с этим автомобилистом? Посадили или нет?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →