Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Идеальный неудачник



Давайте, коллеги, обсудим такую болезненную черту человеческого характера как стремление к идеалу. Есть люди, у которых эта черта выражена очень ярко. Эти люди пытаются делать идеально абсолютно всё. Для таких людей есть даже специальное название: перфекционисты.

Перфекционистами принято восхищаться и ставить их в пример обычным «халтурщикам». Однако я собираюсь доказать, что тот, кто пытается делать всё идеально — это, по сути своей, просто неудачник.

У меня нет цели кого-то клеймить. Скажу больше, какое-то время назад я и сам был перфекционистом. Сейчас, к счастью, я успешно переболел этой болезнью — и я хочу поделиться с вами идеями, которые направили меня на путь выздоровления.

Начну, как обычно, с примеров.

Представьте себе главу семейства, который собирается сделать ремонт. Планы — наполеоновские. Везде ставим стеклопакеты с рамами из красного дерава. Выравниваем полы. Меняем всю сантехнику. Мебель — из белого дуба, под заказ, по своим чертежам. А плитку в ванной кладём собственноручно, чтобы не меньше, чем на тридцать лет.

Планы, повторюсь, наполеоновские. И даже руки у главы семейства «золотые» — всё может и всё умеет. Вот только денег и времени, увы, не очень много. Поэтому, ремонт начинается и... встаёт. Ждём зарплаты. Ждём отпуска. Ждём, пока кончится аврал на работе. Короче, годами живём в разорённой ремонтом квартире, среди мешков с цементом и засохших баночек с краской.

Я знаю людей, которые начали ремонт ещё во времена СССР, и до сих пор его не закончили. Спрашивается, почему так получилось? Почему такая бытовая мелочь как ремонт затянулась на десятилетия?

Ответ прост. Глава семейства ошибся. Глава семейства думал, будто у него есть выбор: идеальный ремонт или скромный ремонт. На самом же деле выбор был другой. Или скромный ремонт или никакого. Выбора «идеальный ремонт» у него не было.

Дальше. Представим себе девушку, которая ждёт принца. Девушке всё попадаются какие-то уроды. У одного волосы из носа растут. Другой работает в «Макдаке». Третий не знает толком ни одного иностранного языка. У четвёртого — перхоть. А пятый имеет дурацкую привычку почёсывать задницу, когда его никто не видит. У всех какие-то проблемы. Принцы, правда, тоже на горизонте изредка появляются, но почему-то жгучего интереса к нашей принцессе не проявляют.

Проходит год, пять, десять лет. Девушке уже «немного за тридцать». Невинность осталась, а вот надежды на принца постепенно тают. Почему так вышло?

Да очень просто. Девушка думала, будто у неё есть выбор: замуж за принца или замуж за обычного человека. На самом деле, выбор, опять-таки, был другой: замуж за обычного человека, или синие чулки и кастрированный кот на коленях.

Ещё пример. Два студента собираются идти знакомиться с девушками. Один из них говорит: «я, наверное, сегодня не пойду. Представь — познакомимся мы с девушками. Нужно будет в ресторан вести. А у меня — ни денег, ни костюма, ни автомобиля. Вот заработаю денег...».

Вы уже поняли, ага? Студент думал, будто у него есть выбор: вести девушку гулять в парк или вести девушку гулять в ресторан. На самом деле выбор был другой: знакомиться с девушками сейчас или ещё лет десять предаваться в одиночестве бесплодным мечтам.

Напоследок, классический портрет юного бизнесмена. История из жизни, кстати. Приходит ко мне как-то за советом один студент, и происходит между нами примерно такая беседа:

Начинающий бизнесмен: Я хочу открыть свой бизнес. Фитнес-центр и тренажёрный зал.
Фриц: Конечно, открывай, первым клиентом буду.
Н.Б.: Я считал, мне примерно $30 000 для начала.
Фриц: Разумно. У тебя уже есть $30 000?
Н.Б.: Пока нет. Думаю вот, где взять.
Фриц: А если поскромнее как-нибудь? Тренажёры подешевле, подвал какой-нибудь?
Н.Б.: Не, это же паршивые тренажёры будут. Подержанные. А я хочу новые и самые лучшие...

Как вы уже догадались, ничего этот юноша не открыл. Насколько мне известно, он так и работает себе такелажником и пытается накопить «необходимые» $30 000. Потому что этот юноша ошибся. Он думал, будто у него есть выбор: открыть фитнес-центр с новыми тренажёрами, или открыть фитнес-центр со старыми тренажёрами. А выбор у него был другой: открыть очень скромный фитнес-центр, или не открывать вообще никакого.

Таких примеров можно привести великое множество. Перфекционист раз за разом пытается сделать невозможное и обламывается. И ведь даже сами перфекционисты это понимают! Но продолжают упорно прыгать, пытаясь побить мировой рекорд.

А как же быть с песней победителя Евровидения «Невозможное возможно», спросите вы? Нужно ведь тянуться вверх, чтобы достичь хоть чего-то! Нельзя же вечно сидеть в рваных трениках перед ящиком и пожирать пиво с чипсами?

Отвечу. Действительно, нужно тянуться вверх. Однако слово «тянуться» несколько лукавое, при слове «тянуться» в голове появляется картинка стоящего на месте человека, который куда-то «тянется». Мы всё же живём не в комиксах, рука человека дальше одного метра не вытянется, даже если он будет 20 лет её тянуть. Если вы не можете дотянуться с земли до окна второго этажа, значит, вам надо поработать немного ногами: дойти до лестницы, и подняться по ступенькам.

Представим себе, что нам нужно перенести тонну кирпичей с места на место, с помощью тачки. Как это можно сделать? Ответ: надо взять тачку, погрузить в неё 50 килограмм и покатить. Что будет, если мы попытаемся сразу загрузить в тачку тонну кирпичей? А ничего не будет. Или кирпичи не влезут, или тачка сломается.

Почему же перфекционисты так стремятся делать всё идеально? Они же наступают на одни и те же грабли снова и снова! Пытаются загрузить в тачку тонну кирпичей, а потом, стиснув челюсти, смотрят на сломанную тачку. Пытаются запрыгнуть в окно хотя бы второго этажа, а потом недоумевая смотрят снизу на своих товарищей, которые давно уже поднялись по лестнице и с жалостью смотрят на них вниз.

Корни этого явления лежат, как водится, ещё в детстве. К сожалению, многих детей наказывают за ошибки. Им вдалбливают в головы, что делать всё идеально — это единственный способ жить. Получать одни пятёрки. Не ошибаться в диктантах. Сразу говорить по-английски без ошибок, ага.

Кстати, лирическое отступление. Когда я учился в школе, детей учили примерно так: «Говорите сразу правильно, это очень-очень важно. Начнёте коверкать слова — и всё, ошибки останутся с вами навсегда». Мы были маленькими, мы верили. Но иностранный язык такое дело — чтобы говорить без ошибок, нужно сначала им овладеть в совершенстве. А чтобы овладеть в совершенстве, нужно сначала какое-то время поговорить. С ошибками.

Понимаете, замкнутый круг. Нельзя вот так сразу взять и заговорить на иностранном языке без ошибок и без акцента. И дети в этот круг попадали: поэтому подавляющее большинство выпускников советских школ по-английски говорить и не умело. Тексты с горем пополам перевести могло. Вычленить знакомые слова из песни — едва-едва, но было способно. А вот сказать несколько фраз — уже нет. Психологический барьер.

Ключевое слово здесь: сразу. Если бы детям сказали, «говорите как можете, ошибки потом поправим», было бы всё нормально. А вот слово «сразу» сделало детей немыми. Сразу-то ничего не получается.

Ладно, продолжим. Что такого страшного в стремлении избежать ошибок? Страшно то, что люди учатся на ошибках. И любые дороги к великим делам прямо-таки усеяны ошибками. Ошибки — это не какой-то побочный эффект, которого можно избежать. Это — сама суть любого действия. Ошибки — это та палочка слепого, которой он ощупывает окрестности. Те ступеньки, по которым монах поднимается на вершину горы. Мы ошибаемся и понимаем, куда надо идти. А если мы не будем ошибаться, так и останемся стоять на месте.

Однажды преподаватель гончарного дела провёл любопытный эксперимент. Он разделил студентов на две части и дал им разные задания. Первой половине студентов гончар поручил сделать всего один горшок. Он сказал, что будет оценивать их труд по качеству этого горшка: чем лучше у них выйдет горшок, тем выше будет оценка.

Второй половине студентов гончар сказал «гнать вал»: сделать по 50 горшков на человека. Дескать, сдаёте мне 50 неказистых горшков, и пять баллов у вас в кармане.

Так вот. По окончании семестра внезапно выяснилось, что горшки «халтурщиков» получились гораздо качественнее, чем горшки «перфекционистов». Так как халтурщики учились на ошибках, и каждый следующий горшок получался у них лучше предыдущего.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Поэтому перфекционисты из страха ошибиться как раз ничего и не делают. Только делают кислое лицо, когда видят чужие ошибки. Их нетерпимость к чужим промахам вполне объяснима: сами-то они неудачники. Им очень обидно видеть как кто-то ошибается, но добивается успеха. В этом неудачникам видится вселенская несправедливость: почему же успеха добиваются не они, такие знающие и аккуратные. Такие... неошибающиеся.

Объяснение простое. Перфекционисты не добиваются успеха, потому что ничего не делают. Или, как вариант, мало делают.

Мораль из всего этого будет следующая. Часто перед нами стоит выбор: сделать что-нибудь паршиво, или не делать этого вообще. Так вот: путь «ничего не делать» — это зачастую путь неудачника. Просто неудачник маскируется, неудачник говорит себе: «я сделаю идеально». Но «сделаю идеально» очень часто переводится как «ничего не сделаю».

Пример. Мы собираемся писать книжку. Пишем первую страницу. Получается так себе. Переделываем. Снова так себе текст. Переписываем в третий раз и решаем, что надо прочесть Шопенгауэра в оригинале, чтобы лучше разбираться в теме. Садимся за перевод Шопенгауэера... Проходит полгода. Написано пять страниц. И тут мы осознаём, что на книжку-то пяти страниц ну никак не хватит! Из груди испускается тяжёлый вздох, рукопись откладывается в дальнюю директорию.

А вот правильное решение. Пишем первую страницу. Получается так себе. Пишем вторую страницу. Снова получается так себе. Пишем третью страницу. Продолжаем писать с одинаково средним качеством, пока наша книжка не готова. После того, как книжка готова, слегка рихтуем её, исправляем заметные ошибки и выставляем на суд публики.

Получим мы шквал ценных замечаний от критиков? Да, получим. Такова цена успеха. Получим порцию негатива, частично примем его к сведению, и следующая наша книга будет уже лучше. Но давайте на секунду задумаемся: а кто такие критики? Критики — это ведь тоже писатели. Только это зачастую трусливые писатели, писатели, которые боялись ошибиться. Писатели, у которых есть в загашнике свои пять идеальных страниц.

Черчилль любил повторять: «успех — это движение от неудачи к неудаче с нарастающим энтузиазмом». Думаете, шутил? Может, и шутил, не знаю. Но в жизни именно так всё и устроено. Дорога к успеху лежит через ошибки.

Давайте напоследок обсудим великих футболистов и прочих спортсменов. Которые стремятся делать всё идеально, и часто даже рассказывают об этом в своих интервью. Как же с ними, спросите вы?

Очень просто. Они затрачивают на достижение результата огромное количество усилий. Олимпийский чемпион отличается от обычного перфекциониста тем, что там, где обычный перфекционист сдаётся и идёт спать, чемпион продолжает настойчиво пробовать — игнорируя усталось, риск получить травму и прочие препятствия, которые обычного человека останавливают.

То же самое относится и к тому знаменитому японцу, который на протяжении многих десятилетий делает всё более и более близкие к идеалу суши. Он добился успеха не потому, что пытался сделать идеальные суши, а потому, что всю жизнь работал над ними по 10 часов в день.

Подведу итог.

Главная проблема перфекционистов в том, что они боятся ошибок. Из-за этого они постоянно совершают три глупости:

а) пытаются перескочить через необходимый этап несовершенства, выбирая себе задачу не по силам;
б) тратят время на «вылизывание» второстепенных мест;
в) сидят и смотрят телевизор вместо того, чтобы ежедневно двигаться к своей цели.

Всё это вместе и делает большую часть перфекционистов неудачниками.

Tags: Избранное
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 426 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →