Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Главная школьная травма



Люди почти всегда расстраиваются на пустом месте. Представьте себе обычного взрослого человека без серьёзных болезней. Ходит на работу, ест три раза в день, спит по восемь часов. Имеет достаточно свободного времени, которое он может тратить на огромное количество бесплатных в XXI веке развлечений.

Можно было бы предположить, что наш взрослый живёт спокойно и счастливо, однако, как мы знаем из собственного опыта, это не так. Как правило, мы непрерывно прыгаем на качелях, то расстраиваясь из-за каких-нибудь пустяков, то восстанавливая хорошее расположение духа.

Механизм расстройства довольно прост. Допустим, я порвал себе ботинок дурацкой, доходящей почти до пола дизайнерской ручкой на тяжёлой двери. Привычный ход мыслей идёт следующий:

1. Ботинок испорчен.
2. У меня довольно ограниченный запас хороших ботинок.
3. Всё очень плохо.
4. Я сильно расстроен.

Теперь задам важный вопрос. Кому стало легче от того, что я начал горевать по поводу порчи ботинка? Уж во всяком случае не мне. Дополнительно к боли в кошельке от потери ботинка добавилась совершенно лишняя боль от моей оценки происшествия. Гораздо практичнее было бы остановиться на втором пункте:

1. Ботинок испорчен.
2. У меня довольно ограниченный запас хороших ботинок.
3. Жизнь продолжается, пора обедать.

Обратите внимание на споры, которые иногда доходят в комментариях до полного исступления эмоций. Появилась некая новость: вышла новая статистика или, допустим, принято какое-то политическое решение. Моментально люди делятся на два непримиримых лагеря — кто-то пишет, что всё очень плохо, кто-то, что всё хорошо. И тот факт, что на положение дел их оценка этой новости не влияет никак, спорящих совершенно не останавливает.

Этой болезнью — оценивать всё подряд — мы заражаемся ещё в школе, в которой официальная суть обучения приравнивается к выставлению «хороших» или «плохих» оценок. Дети запоминают на всю жизнь: каждое действие, каждое событие надо оценивать по шкале «плохо-хорошо», при этом у каждой оценки «плохо» непременно должна быть конкретная фамилия виновного.

Особенно ярко болезнь проявляется в командной работе любого типа. В большей части коллективов непременно находится ворчун (иногда и не один), который начинает оценивать действия коллег и возмущаться тем, что из-за их плохой работы всё идёт под откос. Это ворчание весьма разрушительно, однако так как мы все учились в школе, заткнуть ворчуна бывает непросто — в нашей культуре право на оценку есть у каждого.

Чтобы показать, как оно должно быть, проще всего снова посмотреть на школу. Как мы знаем из опыта американских школ, полный отказ от оценок, — или, точнее, отказ от негативных оценок, — приводит к образовательной катастрофе. Дети просто перестают учиться, когда их называют «молодцами» по умолчанию, что бы они ни делали на уроке.

Вместе с тем кроме вредной школьной шкалы «плохо-хорошо-отлично» есть и здоровая объективная шкала. Возьмём, допустим, такой понятный предмет, как физкультура. Можно сказать: «Костылёв пробежал 100 метров за 16 секунд, это плохо. Пружинин пробежал 100 метров за 14 секунд, это хорошо». Тут мы оцениваем школьников, подразумевая, что Пружинин должен порадоваться своей проворности, а Костылёв должен огорчиться своей неторопливости.

В американских школах сказали бы иначе: «Костылёв и Пружинин пробежали 100 метров, отличная работа, так держать молодцы». В книге «Классная Америка» Айрата Димиева подробно рассказывается, к чему приводит подобная система бездумного нахваливания школьников.

Можно однако сказать проще: «Костылёв проблежал 100 метров за 16 секунд, Пружинин пробежал 100 метров за 14 секунд». Суть ровно та же, но мусорных оценочный эмоций тут нет, ни положительных, ни отрицательных.

Что очень важно, у школьника при такой безоценочной системе фиксации результатов сохраняется максимум мотивации расти дальше. Допустим, для получения бронзового значка ГТО шестой ступени нужно пробежать 100 метров за 15 секунд. Костылёв знает, что ему надо улучшить результат всего на одну секунду: он может начинать тренироваться и следить, как скорость постепенно растёт, приближая его к нужному результату.

Обратите внимание — традиционная двойка такой мотивации не даёт. После того как Костылёв получит двойку и очередной услышит от физрука «ты плохо бегаешь», у него с большей долей вероятности опустятся ноги и зародится в голове мысль «физкультура это не моё».

Из всего этого вытекает нехитрая мораль. Ловите себя на мыслях «это хорошо», «это плохо». Хоть вы и можете оценивать практически все события в жизни по шкале «хорошо-плохо», делать этого обычно не следует. Ничего, кроме испорченного себе и другим настроения, такие оценки вам не дадут.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 184 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →