Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Путинская цифровизация



Мои выводы полностью подтвердились. Цифровая экономика и переход на новый технологический уклад — это не разговоры в пользу бедных, это курс, которым Россия будет двигаться как минимум в ближайшие 7 лет.

http://fritzmorgen.livejournal.com/1057530.html

Журналисты, разумеется, всё проспали. Обратите внимание — на «Прямой линии» президента вопросов о цифровой экономике не было, Владимир Путин поднял эту тему во время ответа на нейтральный вопрос о будущем:

http://kremlin.ru/events/president/news/54790

Д.Борисов: Вы заговорили о том, что избиратели будут решать, кто будет главой государства. Можете сказать, на Ваш взгляд, с какими вызовами придётся столкнуться тому, кого граждане изберут в итоге главой государства на следующие шесть лет, и какие задачи ему в первую очередь предстоит решать?

В.Путин: У нас много задач. Первая, и самая главная, — нужно обеспечить рост доходов граждан страны. Нужно избавиться от нищеты, нужно избавиться от бараков и аварийного жилья, но сделать это можно, исключительно развивая нужными, должными темпами нашу экономику.

И в этой связи нужно обратить внимание и решить проблему повышения производительности труда, но этого невозможно добиться без перехода к следующему технологическому укладу, а здесь нам нужна и цифровая экономика, здесь нам нужна правильная организация работы.

Здесь нам нужно внести существенные коррективы в административные формы, причём административные формы на уровне муниципалитетов, регионов и всей страны. Здесь нам совершенно точно нужны серьёзные преобразования в качестве управления. Это не большой, но очень важный перечень задач, который будут ставить в самое ближайшее время.


Многие блогеры тосковали о сталинской индустриализации. Ну, вот, радуйтесь, на наш век выпало нечто подобное. Готовьтесь участвовать в массовой цифровизации российской экономики.

Для справки: вы знаете, как часто организации ошибаются при приёме на работу руководителей? Согласно исследованию «Гэллапа» — в 82% случаев! Всего лишь одна пятая руководителей нормально выполняет свою работу, остальные более или менее некомпетентны:

http://www.gallup.com/businessjournal/167975/why-great-managers-rare.aspx

Плохие управленческие решения ведут к огромным потерям денег, времени и ресурсов. Только здесь спрятаны невероятные резервы для роста.

Банальный пример: удалённая работа. Сейчас в большей части организаций удалённая работа не практикуется, у начальников средней квалификации не хватает навыков, чтобы контролировать сидящих у себя по домам сотрудников. Если переход на новые технологии позволит убрать офисный планктон из офисов, будет сразу же решена проблема пробок, парковок в центре и дефицита офисных помещений, а в качестве бонуса мы получим выравнивание зарплат по регионам и общее оздоровление рынка труда.

Ещё один пример: диагностика заболеваний. Если тяжёлые заболевания будут выявляться на ранних стадиях, эффективность лечения возрастёт на порядок. Нет смысла пояснять, какой положительный эффект это окажет на общество и на экономику.

Повторюсь, это только пара примеров. Переход к цифровой экономике изменит Россию, пожалуй, сильнее, нежели любая предыдущая смена технологических укладов. Безболезненно эти изменения не пройдут, однако другого выбора у нас нет — если мы отстанем от времени, время нас ждать не будет.

Теперь дам ответ на загадку, которая мучала вчера многих: почему на «Прямой линии» модераторы столь беспечно относились к появляющимся на экране вопросам.



Всё очень просто. На «Прямых линиях» с президентом традиционно дают высказаться всем: включая самых потерянных фриков. Это выбивает почву из-под ног любителей повозмущаться «зажимом свободы словы» — любому сколько-нибудь честному наблюдателю становится очевидно, что общение с аудиторией идёт напрямую, безо всякой цензуры.

Вы будете смеяться, но у оппозиционно настроенных граждан есть весьма живучий миф, согласно которому существуют какие-то «неудобные» вопросы, на которые нашему президенту нечего ответить. Суровая реальность такова, что никаких неудобных вопросов нет — Владимир Путин может позволить себе прямо ответить на любой вопрос.

Разумеется, есть вопросы, отвечать на которые нет смысла: это реплики с оскорблениями, с детской софистикой про «два срока подряд» и так далее. Рассказ Василия Шукшина «Срезал» вполне актуален и в наше время. Однако вопросы про коррупцию, про «40 млрд долларов» и так далее не являются убойными, все эти кажущиеся неотразимыми выпады легко разбиваются убедительными аргументами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 783 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →