Фриц Моисеевич Морген (fritzmorgen) wrote,
Фриц Моисеевич Морген
fritzmorgen

Щупальца в погонах

Продолжим наше исследование рабов и рабства. Конкретнее, будем сегодня говорить про военных.

В комментариях ко вчерашнему посту про рабство я несколько раз прочёл, что солдаты-срочники, оказывается, мало чем отличаются от рабов. Так ли это?

С одной стороны, некоторые признаки рабства, несомненно, присутствуют. Солдат обязан выполнять приказы руководства. Солдат не имеет права распоряжаться своим временем — он вынужден делать то, что ему прикажут. Солдат, в конце концов, не может никуда уехать, пока ему не разрешат этого.

С другой стороны, солдаты, юридически, не являются ничьей собственностью. Наравне с обязанностями, у солдат есть и вполне реальные права. Кроме того, многие люди идут в армию совершенно добровольно. Чтобы защищать Родину и так далее.

Оставим даже, для ясности, в стороне излишне сочное и затасканное слово «раб». Зададим вопрос так: «Свободен ли солдат»?

Возьмём для примера максимально приближенного к идеалу бойца. Который хочет служить в армии, чтобы «быть защитником отечества» и «стать настоящим мужчиной». Который в течение двух лет занят не разными глупостями, а именно что боевой подготовкой, без дедовщины, уставщины и прочих телеужасов. Добавим, наконец, финальный штрих — пусть этот наш боец является солдатом даже не российской, а израильской армии.

Можно ли назвать этого бойца свободным?

Имхо, нельзя. Армия — это таки иерархическая структура. В которой солдат можно уподобить пальцам и рукам офицеров. (Вспомним, хотя бы, военную терминологию — «танковый кулак») . То есть, солдаты являются для командования говорящими орудиями.

А теперь ответьте — свободна ли ваша левая рука?

Очевидно нет. Ваша левая рука — это ваша часть. И, даже если ваша левая рука счастлива быть вашей частью и полностью согласна со всеми вашими командами — это всё равно не более чем часть.

Так и солдаты. Солдат, равно как и офицер — это не самостоятельное существо, а часть большой структуры. И, как и всякая часть, он, разумеется, не свободен.

Однако является ли это трагедией? Что такого ужасного в том, чтобы быть частью? Частью армии, частью нации, частью человечества, в конце концов?

Имхо, состояние «винтика» — вполне нормально. Проблема только в том, что винтики с трудом понимают самостоятельных людей. Вот характерный диалог:

Солдат: ты должен защищать Францию, так как Франция в тебе нуждается.
Уклонист: Почему меня должны волновать нужды Франции?
Солдат: Не будь глупым! Ты должен защищать Францию, так как ты — француз.


Здесь, как видите, Солдат исходит из посылки, что Уклонист является составной частью Франции. Органом, если хотите. И, как и всякий порядочный орган, Уклонист должен ставить нужды организма выше собственных.

Ну а Уклонист полагает, что он и сам — вполне себе самостоятельный организм. И, следовательно, в его прямых интересах держаться от сапог и автомата как можно дальше.

Подведу итог. На мой взгляд, совершенно неправильно считать идейных военных «лохами», «рабами» и так далее. С точки зрения единого организма — нации, государства или армии — военные ведут себя совершенно правильно. Ну а понятие «свобода» к ним просто неприменимо. Не будем же мы задаваться вопросом — свободна ли присоска на щупальце осьминога? Мы можем только думать, свободен ли сам осьминог.

И, кстати, наивно будет с точки зрения уклониста пытаться объяснить свою позицию военным. Так как с точки зрения любой Большой Родины живущие на её территории самостоятельные люди — не более чем микробы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments